World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Троцкизм

Дэвид Норт

Наследие, которое мы защищаем:
Введение в историю Четвертого Интернационала


(Версия для распечатки)

Глава 1.

Банда отрекается от марксизма

Если говорить о марксизме и борьбе за социализм, то Майкл Банда (Banda), Генеральный секретарь Революционной Рабочей партии, не может более рассматриваться в этом движении среди живых. Опубликовав свой труд 27 причин для того, чтобы похоронить Международный Комитет и строить Четвертый Интернационал заново, Банда заявил о своем безоговорочном разрыве с троцкизмом и порвал все связи с революционным движением, под знаменем которого он боролся всю свою сознательную жизнь. Несмотря на долгие годы борьбы в рядах троцкистского движения, судьба Банды такова, что его чаще всего будут вспоминать как человека, который предал это движение и дезертировал из него, как ренегата, оклеветавшего Четвертый Интернационал. Проработав 38 лет внутри троцкистского движения, Банда выдвигает против Четвертого Интернационала обвинение следующего характера:

"Вопреки ожиданиям Троцкого, мы увидели непрерывную серию кризисов, расколов, предательств, вероломства, застоя и смятения - процесс, который характеризовался совершенным отсутствием стратегии и перспективы, что говорит о полном провале попыток теоретически и практически уловить суть эпохи, а также конкретизировать и обогатить троцкизм в качестве современного марксизма.

Мы увидели попытку самозванных группировок так называемых троцкистов наощупь, эмпирически и субъективно-идеалистически найти способ действовать в обход исторического процесса, попытку отыскать замену рабочему классу а la Пабло, обнаружить неуловимый призрак "подлинного марксиста" а la Кэннон, либо подменить теорию диалектического материализма реакционной субъективно-идеалистической методологией и гносеологией Хили.

Наряду с этим произошла подмена партии, основанной на принципе демократического централизма, партией, попытавшейся увековечить себя бюрократической кликой, а также замена концепции ЧИ, как представлял его себе Троцкий, кликами мелкобуржуазных дилетантов, шарлатанов и прожектеров, маскирующихся под "мировую партию". Безусловно, не случайно (а в действительности это логически и практически вытекает из самой концепции МК 1953 года), что ни одной из фракций МК, включая Рабочую Лигу США, ни разу за последние 32 года не удалось выработать жизнеспособной перспективы для движения рабочего класса. Почему?

Задать вопрос - еще не значит на него ответить. Следует заявить решительно, более того, категорично, что ЧИ был провозглашен, но никогда не был создан. И даже во времена Троцкого не существовало ни одного партийного деятеля, способного продолжить и развить его монументальный труд".

Резкая обличительная речь Банды, направленная против Международного Комитета, содержит в себе грубое и очевидное противоречие, которое он не пытается ни объяснить, ни разрешить. Если из "монументального труда" Троцкого не выросло ничего, кроме жалкой шайки сомнительных мошенников, тогда следует поставить знак вопроса по поводу истинной ценности его труда.

Композитор, написавший симфонию, которую ни один оркестр не в состоянии исполнить, либо ученый, чьи теории представляют интерес лишь для шарлатанов, не могут занимать достойное место в истории культуры человечества. Если та политическая линия, за которую боролся Троцкий, не породила ничего, кроме бедствий, и привлекла к себе только предателей, идиотов и трусов, тогда следует признать, что концепция, положенная в основу Четвертого Интернационала, была в корне неверной.

Следует сказать, таким образом, что нападки Банды не ограничиваются одним лишь Международным Комитетом. Фактически он бросает вызов политической легитимности Четвертого Интернационала вообще и того особого политического течения, которое известно как троцкизм. Не менее 16 из 27 причин, по которым следует ликвидировать Международный Комитет, относятся к событиям, которые произошли до его создания в 1953 году. Согласиться с аргументами Банды - значит признать, что необходимо пересмотреть ту роль, которую наше международное движение отводило Троцкому в истории марксизма. Однако сам факт того, что аргументы Банды должны неминуемо привести к отречению от троцкизма, опрокидывает все его попытки дискредитировать МКЧИ. Банда не в состоянии нападать на Международный Комитет, не отвергая при этом всю историю Четвертого Интернационала. Этим он невольно признает, что МКЧИ действительно представляет собой продолжение троцкизма.

Хотя Банда, возможно, верит в то, что его претенциозный тезис является новым вкладом в марксизм, он ничего не прибавляет к тому, что уже было сказано до него бесчисленными врагами троцкизма, одним из которых в последнее время являлся Джек Барнс (Barnes), сомнительный лидер наводненной полицейскими агентами Социалистической Рабочей партии (Socialist Workers Party) США. Барнс заявил, что троцкизм и теория перманентной революции "не могут сегодня быть взяты на вооружение ни нами самими, ни другими революционерами... Она (эта теория) препятствует подтверждению нашей политической преемственности идеям Маркса, Энгельса, Ленина, а также служит преградой для восприятия идей, выдвинутых на первых четырех конгрессах Коммунистического Интернационала. В нашем движении она является кроме этого препятствием к объективному прочтению классиков марксизма, в особенности работ Ленина" (1).

Банда и другие ренегаты из РРП рассматривают Международный Комитет как препятствие к "подтверждению" их "преемственности"... по отношению к чему? Об этом они ничего не говорят. В то время как Барнс выступил открыто и заявил, что Четвертый Интернационал должен уступить дорогу новому "массовому ленинскому интернационалу", то есть соглашательской по отношению к буржуазии смеси мелкобуржуазных националистов, неосталинистов, аграрных популистов и ревизионистских организаций, Банда еще не определил признаки политического организма, созданием которого он занимается в настоящее время. Вместо этого он занялся перечислением 27 причин, по которым следует ликвидировать Международный Комитет, единственное направление троцкизма, исторически основанное на идее защиты перспективы перманентной революции от влияния сталинизма и паблоистского ревизионизма. Но, несмотря на название своей статьи, он не называет ни одной причины, почему следует заново создать Четвертый Интернационал.

Лишь те, кто желает либо обмануть себя, либо сознательно подготавливает свое дезертирство из рядов Четвертого Интернационала, согласятся с тем, что документ Банды является "легитимным" вкладом в дискуссию по истории троцкистского движения. Марксисты, защищающие революционные принципы, не найдут ничего "легитимного" в документе Банды. Кто хочет присоединиться к паблоистам и открыто превратиться в адепта сталинизма и маоизма, волен сделать это. Однако Международный Комитет Четвертого Интернационала не видит смысла в дискуссии со скептически настроенными и политически нездоровыми мелкобуржуазными ренегатами, которые используют опус Банды в качестве предлога для оправдания своего собственного разрыва с марксизмом. МКЧИ является революционной партией, которая стремится организовать рабочий класс и угнетенные массы для свержения капиталистической системы, для установления диктатуры пролетариата и построения социалистического общества. Почему же в таком случае мы должны приветствовать и признавать "легитимными" лживые идеи ренегата, который сознательно фальсифицирует историю нашего движения и публично призывает к его ликвидации?

Некоторые деятели пытаются оправдать свое отступничество, заявляя, что предательство РРП, возглавлявшейся Хили (Healy), ставит перед нами необходимость подвергнуть сомнению "все". Такой ответ весьма характерен для тех элементов среднего класса, которые не имеют прочных корней в рабочем движении. Поиски объективной истины, однако, не могут осуществляться путем подобного рода бесплодного отречения от прошлых завоеваний. Ни одному серьезному человеку не придет в голову заявить, что факт смерти пациента в результате недосмотра врача может послужить веским аргументом против медицины как науки вообще. К сожалению, в области революционной политики нет недостатка в скептиках, желающих увидеть в каждом кризисе Четвертого Интернационала полный провал троцкизма. Следует ли нам находиться под влиянием аргументов "революционеров", которые полностью теряют свой политический курс под бременем кризиса внутри своих организаций? Такие люди не могут ничему научить рабочий класс, поскольку огульное "сомнение", высказываемое скептиками, обычно заканчивается их личным дезертирством из рядов революционного движения.

После раскола внутри РРП Банда и Слотер (Slaughter), которые наряду с Хили несут полную ответственность за вырождение их партии, включились в неистовую кампанию, направленную на ниспровержение всех принципов и традиций Международного Комитета Четвертого Интернационала. Они испытывают почти извращенное удовлетворение при мысли о возможности оклеветать Четвертый Интернационал и, подобно кающимся грешникам на собрании секты, радостно заявляют всем и каждому, что они попусту растратили свою жизнь. Такая оргия бесстыдного, отпускающего самому себе собственные же грехи унижения носит название "публичной дискуссии". Политическая ирония этого неблаговидного зрелища состоит в том, что оно организуется во имя продолжения борьбы против "хилизма".

Какой поразительный обман! Личное перерождение Хили не может служить причиной огульного отречения от революционных принципов. А ведь именно это и происходит сейчас в рядах фракции Банды-Слотера в Рабочей Революционной партии. В конце концов, Банда и Слотер не только зрелые люди на шестом десятке своей жизни, они еще и опытные политики, десятилетиями работавшие в составе руководства МКЧИ. Причиной изменения их политических взглядов и исторических концепций не могло послужить то обстоятельство, что они однажды "внезапно" (если найдутся такие, кто готов поверить им на слово) узнали о неблаговидном сексуальном поведении Хили.

Радикальные изменения в политической ориентации таких людей, как Банда и Слотер, являются результатом сложного взаимодействия между изменяющимися условиями классовой борьбы и неразрешенными противоречиями между их собственным политическим курсом и курсом руководства, частью которого они являлись. Внутри РРП, где принципиальная борьба лидеров и членов партии была заменена кружковыми связями внутри руководящих комитетов и где во имя сохранения единства и престижа руководства заключались политические компромиссы, постоянно подрывалась способность формулировать революционные принципы, отвечающие историческим интересам пролетариата. Партийное руководство постепенно превратилось в рупор классовых сил, враждебных рабочему классу.

Тот факт, что лично Хили злоупотребил властью, спровоцировав внутрипартийный кризис, в исторической перспективе носит второстепенный характер. Послужив предлогом для взрыва внутри РРП, личное перерождение Хили и его падение до наиболее унизительных форм оппортунизма были результатом общего кризиса руководства и его капитуляции под давлением враждебных классовых сил. 27 причин Банды и растущие истерические нападки на МК со стороны ренегатов РРП являются закономерным результатом неудержимого роста антитроцкизма и шовинизма внутри РРП за последнее десятилетие.

Фракция Банды-Слотера представляет собой лишь крайне правое крыло антитроцкистских элементов, политически взращенных Хили и выступавших против Международного Комитета в последнее десятилетие. Если не принимать в расчет оппозиционную фракцию рабочих и молодежи, которая сопротивлялась вопиющим злоупотреблениям Хили по причине своих подлинно троцкистских убеждений (это были те самые силы, против которых Хили, Слотер и Банда действовали в сговоре летом 1985 года и которые после октябрьского раскола должны были стойко защищать пролетарский интернационализм), то между фракциями Хили и Банды-Слотера принципиальных различий не наблюдалось. До раскола, который стал фактом 26 октября 1985 года, ни одна из этих фракций не выступила с анализом корней партийного кризиса. Спустя всего неделю после раскола между фракциями Хили и Банды-Слотера, Банда писал, что в процессе борьбы не возникло различий ни программного, ни тактического характера. Раскол, заявил он, произошел главным образом по вопросу об отношении полов внутри РРП! И тот же Банда спустя всего два месяца опубликовал свои 27 причин, которые представляют собой полное отречение от всей исторически сформировавшейся программы Международного Комитета.

Невозможно предположить, чтобы подобные идеи могли возникнуть и оформиться у Банды всего через несколько недель после раскола. Они представляют собой четко сформулированную ликвидаторскую позицию правого крыла, которая давно созревала в недрах руководства Рабочей Революционной партии. Как признает он сам: "Я сожалею единственно о том, что не написал этого десять лет назад". Это заявление подтверждает тот факт, что в течение всего последнего десятилетия руководство РРП неумолимо приближалось к разрыву с Международным Комитетом, поскольку партия все далее и далее скатывалась от основ троцкизма к оппортунизму. В течение всего этого периода Банда, Хили и Слотер действовали как беспринципная клика внутри Международного Комитета, неуклонно подчиняя борьбу за построение мировой партии сиюминутным нуждам РРП Великобритании. Они беззастенчиво лгали своим международным "товарищам", представляли фальшивые политические отчеты, подавляли критику и разворовывали ресурсы секций Международного Комитета. Никто не действовал так рьяно, чтобы создать личный престиж Хили в мировом движении, то есть прикрыть оппортунистическую дегенерацию РРП, как это делали Банда и Слотер.

Ликвидаторство - феномен социальный, а не индивидуальный. Это продукт интенсивного давления империализма на рабочее движение. В своих 27 причинах Банда говорит не только от своего имени, но от имени целого слоя радикалов среднего класса и интеллигенции в рядах РРП, которые отреклись от троцкизма, рабочего класса и социальной революции. Документ Банды является всего лишь конечной формой, которую приняли ревизионистские позиции, неуклонно набиравшие силу внутри РРП в продолжение десятилетия, предшествовавшего расколу. Серьезное изучение политической линии, проводившейся РРП в течение десяти последних лет, обнаруживает, что кризис в ее рядах связан с систематическим отступлением от принципов и программы, которые отстаивались британскими троцкистами между 1961 и 1966 годами, когда они находились в авангарде борьбы против паблоистского ревизионизма.

Своей борьбой против беспринципного воссоединения американской СРП и Интернационального Секретариата Пабло (Pablo) и Манделя (Mandel), британская СРЛ (Социалистическая Рабочая Лига - SLL) внесла незаменимый вклад в укрепление Четвертого Интернационала. Документы, выпущенные ее руководством, нанесли сокрушительные удары по оппортунизму ревизионистов и показали политическую значимость капитуляции последних перед мелкобуржуазным национализмом. Защита СРЛ исторической перспективы троцкизма легла в основу формирования нового поколения пролетарских революционеров во всем мире. После этой исторической борьбы британская СРЛ сумела добиться значительных политических завоеваний. Сражаясь за марксизм на волне растущей борьбы рабочего класса в Англии и Европе, при поддержке радикально настроенных широких групп среднего класса, вдохновляемые революционной борьбой против интервенции США во Вьетнаме, британские троцкисты завоевали лидерство в организации молодых социалистов (Young Socialists) Лейбористской партии, создали мощное молодежное движение и в 1969 году учредили ежедневную газету.

Однако реакция СРЛ на столь важные достижения характеризовалась и негативными моментами. Поскольку СРЛ развивалась в Великобритании, она все более склонялась к тому, что создание Четвертого Интернационала является всего лишь расширением ее национальной деятельности. Мысль о том, что развитию Международного Комитета Четвертого Интернационала изначально способствовали организационные успехи британской секции, постепенно утвердилась в СРЛ. Сходное националистическое направление развивалось во Франции, по мере того, как руководство OКИ (Организация Коммунистов-Интернационалистов - OCI), сотрудничавшее с британскими лидерами в деле создания МКЧИ и борьбе против воссоединения 1963 года, смаковало свои успехи, вызванные событиями мая-июня 1968 года. Центристские тенденции в OКИ, которые еще в 1967 году были подвергнуты критике со стороны СРЛ, стали еще более очевидными по мере того, как французское руководство приспосабливалось к оппортунистическим взглядам сотен мелкобуржуазно настроенных студентов, примкнувших к этой организации.

В 1971 году СРЛ возобновила политическую борьбу с ОКИ, которая закончилась внезапным расколом, произошедшим без каких-либо политических дискуссий в Международном Комитете. Несмотря на то что критика центристской линии ОКИ, несомненно, была верной, в руководстве самой СРЛ не все было благополучно. С 1967 года Банда в своем отношении к антиимпериалистической борьбе в отсталых странах и к китайской "культурной революции" утвердился на позициях по крайней мере методологически близких к позициям паблоистов. Однако Хили усердно избегал вступать в открытый конфликт с Бандой по этим важнейшим политическим вопросам. Нельзя не сделать вывод, что поспешность Хили в вопросе раскола с OКИ была, хотя бы частично, мотивирована страхом, что затянувшаяся борьба против центризма пагубно отразится на самой Социалистической Рабочей Лиге именно тогда, когда подъем классовой борьбы в самой Великобритании создавал исключительно "благоприятные возможности" для создания партии. Хили предпочел проигнорировать исторические прецеденты, которые доказывали, что в период подъема рабочего класса борьба против всех форм оппортунизма и центризма внутри партии становится вопросом жизни и смерти.

СРЛ достигла больших успехов в ходе массового движения рабочего класса против политики тори, поднявшегося после введения правительством Эдварда Хита закона о профсоюзах, но достигла она этих успехов дорогой ценой. Нежелание теоретически прояснить причины, приведшие к расколу с французской ОКИ, ослабило принципиальные политические основы партии. Сотни членов партии, многие из которых принадлежали к среднему классу и потоком влились в СРЛ, получили лишь зачаточные политические знания о принципах и истории Международного Комитета. Политическая линия СРЛ в этот период все более склонялась к тому, чтобы приспособиться к синдикалистскому сознанию активистов-рабочих. Это нашло подтверждение в решении СРЛ выступить с программой создания Рабочей Революционной партии (WRP), в основу которой был положен не троцкизм и его международная перспектива, а, главным образом, стихийное сознание направленного против политики тори тред-юнионистского движения в Великобритании.

Когда в ноябре 1973 года РРП начала свое существование, ее лидеры ожидали быстрого развития событий, приближающих социалистическую революцию в Великобритании. Для этого были серьезные причины: крах Бреттон-Вудской системы в августе 1971 года вызвал мировую инфляцию и невиданный рост классовой борьбы. Рухнули диктаторские режимы в Португалии и Греции. Администрация Никсона оказалась замешанной в политических скандалах и была вынуждена подать в отставку. В Великобритании массовые выступления рабочего класса, направленные против правящей партии консерваторов, вылились в первые месяцы 1974 года в забастовку шахтеров, в результате чего правительство Хита пало, а к власти вновь пришли лейбористы.

Однако после победы Лейбористской партии на выборах 1974 года РРП столкнулась с новыми политическими проблемами, возникшими вследствие сохраняющегося влияния реформизма на сознание рабочего класса. Вероломная политика социал-демократов стала причиной дезориентации не только внутри рабочего движения в целом, но и в самой РРП. Теперь Хили вынужден был расплачиваться за провал попытки развернуть политическую борьбу против OКИ. Среди широких кругов членов РРП, состоявших в профсоюзах, которые были привлечены в партию по мотивам, идущим немногим дальше, чем просто создание оппозиции правительству Хита, возвращение Вильсона вызвало возрождение реформистских иллюзий. Способности РРП противодействовать этим иллюзиям был нанесен серьезный урон тем, что лидер по партийной работе среди профсоюзов Алан Торнетт (Thornett) перешел на позиции британских сторонников французской ОКИ. Не обнаруживая лояльности по отношению к своей организации и работая с документами, написанными сторонниками ОКИ, Торнетт выступил против критики нового лейбористского правительства со стороны РРП. В этой трудной ситуации, когда следовало действовать терпеливо и проявлять политическую твердость, руководство Хили, Банды и Слотера прибегло к паническим организационным мерам, приведшим к исключению из рядов партии Торнетта и его сторонников. Это снова произошло без проведения серьезной политической дискуссии в РРП, не говоря уже о Международном Комитете в целом.

Наиболее угрожающим следствием раскола было укрепление позиций гораздо более опасного течения в РРП, состоявшего из элементов среднего класса, которые в результате победы Вильсона и общего снижения уровня борьбы рабочего класса быстро стали проявлять нетерпение и отвергли необходимость ведения настойчивой борьбы внутри массовых организаций.

Приспосабливаясь к этим силам среднего класса, которые к середине 70-х годов стали численно доминирующей силой в партийном руководстве, РРП начала резко отходить от рабочего класса. В 1975 году это приняло форму ультралевого направления, призывавшего к немедленному свержению лейбористского правительства Вильсона, что в конечном итоге означало отказ от реальной борьбы как против правого крыла Лейбористской партии, так и против центристских апологетов. Неверная политическая линия послужила причиной изоляции партии от рабочего класса и привела, как это обычно происходит, к практике оппортунизма, дополняющего ультралевую политику по принципу "от обратного". Газета Рабочая пресса (Workers Press) была преобразована в "популярную" газету центристского типа Ньюс-Лайн (News Line).

Одновременно с этим поверхностная реакция на поражение американского империализма во Вьетнаме поощряла спекуляции по поводу революционного потенциала сталинизма и национальных движений в отсталых странах. Поиски союзников среди буржуазных националистов на Ближнем Востоке приняли беспринципный характер и в конечном итоге скатились до уровня оппортунистических и меркантильных отношений. В то время как денежные средства, приобретенные в результате этих связей, временно разрешили наиболее острые организационные проблемы, теория перманентной революции была предана забвению, а концепция политической независимости рабочего класса и его революционной роли, полностью подтвержденная историей, систематически подрывалась. Это привело к тому, что главная мировая стратегия троцкистского движения - создание секций Четвертого Интернационала в целях разрешения кризиса революционного руководства - была отвергнута в пользу националистической перспективы, в результате которой Международный Комитет стал рассматриваться в качестве не более как побочного продукта материального роста и успехов Рабочей Революционной партии Великобритании.

К концу 70-х годов правоцентристский характер действий РРП начал противоречить официальному лицемерному выражению преданности принципам троцкизма. Воспитание кадров было сосредоточено на субъективно-идеалистической вульгаризации диалектического материализма, выразителем которой был сам Хили. То, что он называл "практикой познания", на деле было оправданием его собственной прагматической интуиции, которая (если следовать ей правильно) предположительно позволяла бы членам партии "быстро" найти верные пути без научного анализа закономерностей развития классовой борьбы. В одном из партийных документов Хили обещал обучить членов партии тому, "что вернее всего может быть названо бессознательным применением диалектического метода", то есть чудовищно искаженному марксизму, который был высмеян Троцким сорок лет назад в его известном опровержении взглядов Джеймса Бернама (Burnham), которого защищал Макс Шахтман (Shachtman).

Не случайно было то, что грубые теоретические промахи Хили оказались не замеченными руководством РРП. Изучение работ Троцкого отвергалось ими под флагом борьбы против "пропагандизма". В то же время борьба против ревизионизма перестала быть главной целью теоретической работы. Политические разногласия внутри РРП либо подавлялись, либо скрывались по мере того, как Хили маневрировал среди руководства, состоявшего главным образом из элементов среднего класса, не имевших достаточного опыта участия в классовой борьбе.

Таким образом, победа Маргарет Тэтчер в 1979 году и возникновение самого правого правительства консерваторов со времени окончания Второй Мировой войны застали РРП политически и теоретически неподготовленной. При формальном сохранении ультралевого курса, то есть отказываясь от выдвижения каких-либо требований к Лейбористской партии и настаивая на том, что правительство Тэтчер может быть заменено только рабочим революционным правительством, возглавляемым РРП, деятельность РРП в рабочем движении приобрела явно оппортунистический характер. По существу, в каждой значительной забастовке РРП защищала деятелей правого крыла профсоюзного руководства, подобных Биллу Сэрзу (Sirs) из профсоюза сталелитейных рабочих. Когда болтуны из левого крыла Лейбористской партии, возглавляемого Кеном Ливингстоном (Livingstone), получили контроль над Большим Лондонским Советом (БЛС), РРП встала на его сторону, зайдя в своих действиях так далеко, что выступила против забастовки работников транспорта на основании того, что бюджет реформистского БЛС не мог позволить принять меры по увеличению заработной платы! Одно за другим теоретические завоевания Четвертого Интернационала и большинство концепций марксистской тактики классовой борьбы были отвергнуты РРП. В ответ на вторжение Великобритании на Мальвинские острова РРП поначалу заняла пацифистскую позицию. Позднее, столкнувшись с фракционной борьбой в британской Компартии по вопросу контроля над газетой, РРП с энтузиазмом развернула кампанию в поддержку евросталинистской фракции в аппарате Компартии Великобритании (КПВ), выдвинув удивительный аргумент, что контроль последней над Morning Star, ежедневной сталинистской газетенкой, необходимо отстаивать как завоевание Октябрьской революции!

Между 1982 и 1984 гг. американская Рабочая Лига сделала попытку вовлечь Рабочую Революционную партию в дискуссию по вопросу о ее политическом курсе и теоретическом методе. Лигой был представлен обширный анализ фактов, доказывающий искажения диалектического материализма со стороны Хили, а также переход РРП на позиции, исторически сходные с паблоистским ревизионизмом. Реакцией РРП на эту критику стала угроза раскола с Рабочей Лигой. С точки зрения марксизма, такой ответ означал, что перерождение РРП зашло уже весьма далеко. Это подтвердилось дальнейшим ходом классовой борьбы. В конце 1983 года РРП некритически поддержала неустойчивую политику лидеров профсоюза печатников, оправдывая их предательство тем, что не следует ожидать ничего большего от лидеров, имеющих "политически умеренную точку зрения". Тем самым было забыто все, что Троцкий писал по поводу Всеобщей забастовки в Великобритании в 1926 году, когда он язвительно критиковал Перселля, Кука и Англо-Русский комитет.

Каждая неисправленная ошибка влекла за собой новые ошибки еще более худшего сорта. Забастовка шахтеров явилась наиболее решительным сражением рабочего класса за всю послевоенную историю Великобритании. И снова, забыв все, что было написано об отказе французской ОКИ выдвинуть политические требования к партиям французского рабочего класса - Коммунистической и Социалистической - в период Всеобщей забастовки 1968 года (не говоря уже о многочисленных работах Ленина и Троцкого по этому вопросу), РРП не выдвинула ни единого требования к Лейбористской партии. Такого рода политическое воздержание, основанное на мелкобуржуазной левизне, против которой Банда и Хили сознательно боролись в 60-х и начале 70-х годов, довершило приспособление к политике руководства Скаргилла, возглавлявшего Национальный Союз шахтеров (НСШ - NUM). Скаргилл никогда не призывал КТЮ (Конгресс Тред-юнионов - TUC) ко всеобщей забастовке и не требовал, чтобы Лейбористская партия проводила борьбу за новые выборы для свержения правительства консерваторов. Он старательно избегал политических столкновений как с КТЮ, так и с лейбористской бюрократией. РРП стала следовать его синдикалистской и центристской линии.

Частично пытаясь оправдать свой отказ от борьбы, направленной на выявление сущности Лейбористской партии, и, даже более того, пытаясь оправдать чрезвычайную дезориентацию РРП, Хили провозгласил, что Тэтчер за первый месяц забастовки шахтеров превратилась в диктатора бонапартистского типа. Заявив, что забастовка закончится либо социалистической революцией, либо фашистской диктатурой, РРП исключила возможность появления нового лейбористского правительства и категорически отвергла любое предположение о том, что Лейбористская партия будет вынуждена бороться за свержение Тэтчер, чтобы защищать шахтеров. На публичном митинге в ноябре 1984 года Хили заявил: "Если шахтеры потерпят поражение, наше положение в тэтчеровской Великобритании станет нелегальным. Тэтчер намеревается не только энергично проводить в жизнь политику разрушения профсоюзов, но и собирается загнать в подполье наиболее революционные элементы, противостоящие ей".

Несмотря на предсказание о том, что возвращение шахтеров к работе, не добившись победы, будет означать поражение рабочего класса, консолидацию диктатуры и возможный запрет на деятельность РРП, прекращение забастовки потрясло партию до самого основания. Крушение упрощенной перспективы "неминуемой революции", этой инфантильной карикатуры на марксизм, подняло волну мелкобуржуазного скептицизма, прокатившуюся по всей партии. Поражение шахтеров привело представителей среднего класса в РРП к выводу о том, что не только перспектива Хили, но и все историческое наследие троцкизма было ошибочным.

На этом фоне в июле 1985 года в партийный центр поступило письмо от женщины, которая была личным секретарем Хили в течение двадцати лет. Письмо раскрывало его систематические надругательства над женщинами-членами партии. В течение следующих трех месяцев Политический комитет РРП предпринимал попытки скрыть этот скандал. Принципиальные попытки со стороны члена ЦК Дэйва Хайленда (Hyland) созвать Контрольную комиссию по расследованию поведения Хили встречали отпор со стороны Банды и Слотера и были подавлены. В разгар этой грязной шумихи разразился финансовый кризис, корни которого заключались в оппортунистической политике РРП и который назревал уже несколько лет. Руководство не могло более предотвратить крах всего гнилого партийного сооружения. В среду рядовых членов партии просочились сведения о деяниях Хили. Лишившись политического и морального авторитета, Хили не мог предпринять ничего, чтобы сдержать разразившийся антитроцкистский всплеск, подготовленный его политической линией, которая проводилась в предшествовавшее десятилетие. Он сам потерял веру в историческую перспективу Четвертого Интернационала и по этой причине оказался не в состоянии сдерживать собственное аморальное злоупотребление властью.

В октябре 1985 года негодование представителей среднего класса в РРП перешло критическую черту. Разочарованные, озлобленные, надломленные годами тяжелой работы, не давшей вознаграждения, неудовлетворенные своим личным положением и просто уставшие от бесконечных разговоров о революции, эти слои среднего класса, возглавляемые пестрой командой университетских преподавателей, наполовину отошедших от дел, желали возместить потерянное время. Их субъективный гнев политически вылился в ликвидаторство. Таким образом, источником скептицизма, охватившего крупные силы партии, служили не только субъективные ошибки руководства РРП, но и объективные изменения в классовых отношениях. Этот скептицизм был выражением мощного социального течения в Рабочей Революционной партии.

Инфляционная нестабильность 70-х годов и неспособность реформизма обеспечить выход из общего социального кризиса породили уклон вправо среди широких слоев среднего класса. Выборы Тэтчер в 1979 году, Рейгана в 1980 г. и Коля в 1983 г. явились результатом этого правого уклона, имевшего глубокие последствия в рабочем движении всех капиталистических стран, особенно в Великобритании, где многочисленные группы правых ренегатов образовали Социал-демократическую партию и открыто связали себя с либералами для борьбы против рабочего класса.

Рост безработицы, крушение старых систем социальной защиты, общее снижение уровня заработной платы, безрезультатность забастовок, очевидное ослабление профсоюзов, движение вправо значительных слоев среднего класса под влиянием "потребительской" политики Рейгана-Тэтчер, отказ от социальной активности 60-х годов в пользу гедонистического потребительства и последующей самоудовлетворенности, - все эти события глубоко отразились на состоянии РРП. Представители среднего класса внутри партии поверили тому, что они читали в газетах: что капитализм преодолел кризис, что автоматизация подорвала силы рабочего класса, что развитие компьютерной техники и информационный обмен создали новую экономическую основу капитализма, что промышленный рабочий класс исчез, и что марксизм стал устаревшим учением. Многие годы они твердили, не анализируя глубоко изменения экономической конъюнктуры и конкретного развития классовой борьбы, что социалистическая революция в Великобритании неминуема. Теперь - и это составляет суть их перспективы - они утратили веру в возможность революции. Они стали думать, что революция невозможна ни в этом столетии, ни в ближайшие десятилетия будущего столетия.

Только те, кто больше не чувствует никакой ответственности за рабочее движение, кто порвал с внутренней дисциплиной, проистекавшей из научно обоснованного убеждения в революционной роли рабочего класса, могли говорить, писать и действовать подобно Банде, Слотеру и их сторонникам. Их социальной основой является не рабочий класс, а те слои среднего класса, чьи иллюзии относительно исторической живучести капитализма были подкреплены "потребительским" экономическим курсом Рейгана и Тэтчер.

Подлинная перспектива таких ликвидаторов раскрыта в документе, представленном RM, членом фракции Банды-Слотера, в внутренний бюллетень РРП:

"Говоря реалистически, быть в капиталистическом обществе профессиональным революционером - значит занимать идеалистическое положение, так как этим можно лишь заработать срок заключения за терроризм, скандал или заговор... Массовый пролетариат нуждается в партии, основанной на социалистических принципах, но в настоящее время партия должна работать внутри системы, так как если она этого не делает, она отрицает действительный потенциал буржуазии и государства, особенно в Англии, где перед нами стоит большая задача сломать и раздавить буржуазию, которая является самой старой буржуазией в мире" (2).

Отнюдь не являясь плодом принципиальной борьбы против Хили, 27 причин Банды представляют собой конечный итог предательства Четвертого Интернационала со стороны РРП. Это не что иное, как изворотливая защита оппортунизма РРП, поскольку вина за политические преступления Рабочей Революционной партии перекладывается на троцкизм как таковой. Документ Банды не делает каких-либо ссылок на политическое перерождение РРП после 1976 года. Его призыв похоронить МК связан с осуждением решения МКЧИ приостановить деятельность РРП как своей секции в Великобритании в декабре 1985 г. Очевидно, что Банда пришел к убеждению о том, что МК должен быть немедленно уничтожен, как только он стал выступать против политического предательства Рабочей Революционной партии. По мнению Банды, все, что делала РРП, было следствием основания Четвертого Интернационала, и вся ответственность за ее действие в Великобритании под руководством Банды и Хили должна быть возложена на Четвертый Интернационал. Чтобы доказать свою точку зрения, Банда оставил пост Генерального секретаря, удалился на свою родовую плантацию в Шри-Ланке, где в качестве вольного теоретика в промежутках между дружеской болтовней с Кольвином де Сильва (Colvin De Silva) из ЛССП (LSSP) он занялся систематизацией всех арбузных корок, на которых поскользнулся Четвертый Интернационал за последние 48 лет, пытаясь этим оправдать свое отступничество и предательство рабочего класса.

Примечания:

  1. Jack Barns, Their Trotsky and Ours: Communist Continuity Today ( New International, vol. 1, no. 1, Fall 1983, p.13).
  2. WRP Internal Bulletin, no. 3, January 17, 1986, p. 50.

Наследие, которое мы защищаем

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site