World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Троцкизм

Дэвид Норт

Наследие, которое мы защищаем:
Введение в историю Четвертого Интернационала


Версия для распечатки

Глава 10. "Американские тезисы" Кэннона

3 февраля 2001 г.

Перейдем к следующему важному пункту, выдвинутому Бандой в его обвинении, направленном против Международного Комитета Четвертого Интернационала:

"Наиболее значительной ревизией послевоенного периода были "Американские тезисы" Кэннона, появившиеся в 1946 году, которые были продолжением его национально-оборонительной ориентации, тщательно прикрытой псевдореволюционными фразами. В них возводилась в апофеоз американская исключительность и, под видом создания уникальной американской дороги к социализму, сбрасывалась со счетов Европейская социалистическая революция, а вместе с ней коллективное теоретическое сотрудничество по продолжению работы Троцкого и конкретизации его исторического прогноза".

Эта атака еще раз показывает удручающее невежество Банды в вопросах истории троцкистского движения. Хотя он называет "Американские тезисы" - популярное название известного перспективного документа, принятого СРП на съезде в 1946 году - важным шагом в политической дезинтеграции СРП и Четвертого Интернационала, всякий, кто познакомится с текстом этого документа, увидит, что его содержание нисколько не соответствует описанию, данному Бандой. Вполне вероятно, что Банда даже никогда не читал "Американские тезисы".

"Американские тезисы" явились результатом борьбы против правого меньшинства Голдмана-Морроу, которое при поддержке Макса Шахтмана сбрасывало со счетов социалистическую революцию в Европе и высмеивало любое предположение о том, что американский рабочий класс мог бы свергнуть капитализм в Соединенных Штатах.

Их призыв к тому, чтобы троцкистское движение сосредоточило свою политическую работу на агитации в поддержку буржуазно-демократических и реформистских требований, был увенчан в высшей степени истеричным антисоветизмом, общие особенности которого были суммированы в документе Жана Ван Хейженорта в 1946 году, появившегося под названием "Взрыв бюрократического империализма" (Jean Van Heijenoort, "The Eruption of Bureaucratic Imperialism").

Любая внутрипартийная борьба является отражением классовой борьбы, и борьба 1944-46 годов против течения Морроу-Голдмана не была исключением. Так же, как и в 1939-40 гг., но в других и более политически развитых условиях, она отразила в себе столкновение между пролетарскими силами внутри СРП, возглавлявшиеся Кэнноном, и правой мелкобуржуазной кликой. В действительности эта борьба вскрыла значительные политические завоевания, приобретенные СРП за время с 1940 года в процессе пролетаризации, за которую боролся Троцкий, и в ходе углубления своих корней в американском рабочем классе.

В отличие от 1940 г., когда Шахтман получил поддержку почти половины партии, течение Голдмана-Морроу было тогда фактически изолировано, в то время как СРП была значительно больше, чем она была в период борьбы против Шахтмана. Между заключением в тюрьму 18 членов СРП в январе 1944 года и Двенадцатым национальным съездом в ноябре 1946 года партия приняла в свои ряды более 1000 новых членов и образовала фракции в профсоюзах основных отраслей промышленности.

Борьба против Морроу и Голдмана иногда описывалась как заключительная часть раскола с Шахтманом. Однако политические вопросы, отделившие шахтманизм от троцкизма, мелкобуржуазных радикалов от марксистского пролетарского авангарда, были определены более четко. Это отразило развитие классовой борьбы в Соединенных Штатах и качественный рост мировой роли американского империализма в послевоенный период. Течение Голдмана-Морроу выразило собой дезертирство больших групп мелкобуржуазной интеллигенции из рабочего движения в лагерь американского империализма.

СРП развернула непримиримую борьбу против этого течения, и это само по себе показало классовые силы, на которые опиралось ее руководство. Вот один из вопросов, на который Банда не удосуживается дать ответ: какие классовые интересы защищали Кэннон и СРП в борьбе против фракции Морроу-Голдмана? Ответ на этот вопрос становится вполне ясным, если рассмотреть эволюцию лидеров этого течения.

К 1948 году, по мере разжигания "холодной войны" и проведения антикоммунистической чистки в рядах рабочего движения, Морроу совсем забросил революционную политику. Он занялся издательским делом, и, по-видимому, стал миллионером. После начала Корейской войны в 1950 году он поддержал американский империализм. Голдман, после кратковременного пребывания в Рабочей партии, также полностью порвал с социалистическим движением. Он одобрил интервенцию американского империализма против Кореи и позднее предоставлял информацию Федеральному Бюро Расследований (ФБР). Ван Хейженорт также дезертировал из социалистического движения и стал ярым антикоммунистом. По причинам, которые он предпочел скрыть, он сохранил толстую папку с адресами своих контактов внутри троцкистского движения. В 1982 году адвокатами, представляющими Алана Гельфанда, против него был возбужден судебный процесс, цель которого состояла в разоблачении агентов в руководстве СРП. Когда его спросили, работал ли он как правительственный информатор, Ван Хейженорт отказался дать ответ на этот вопрос.

Составление "Американских тезисов" стало кульминацией борьбы против этого правого крыла и ретроградного течения, разделявших самонадеянное убеждение Генри Льюса и администрации Трумэна, что окончание Второй Мировой войны открыло эпоху "Века Америки" ("American Century"). Это предсказание вызвало следующее замечание со стороны Кэннона: "Ну, что ж, иные века бывают короче других".

В противоположность заявлению Банды о том, что "Американские тезисы" возводили в апофеоз американскую "исключительность", работа эта была направлена против всех тех, кто использовал эту предполагаемую исключительность, чтобы доказать невозможность социалистической революции. В отчете политическому комитету СРП, предшествовавшему публикации "Тезисов", Кэннон подчеркнул, что подлинный интернационализм несовместим со скептицизмом по поводу перспектив социалистической революции в Соединенных Штатах. Сделав обзор развития американского радикального движения, он указал, что интернационализм в прошлом рассматривался по большей части с точки зрения международной солидарности с борьбой в других странах, а не в качестве мировой перспективы, для которой развитие классовой борьбы в Соединенных Штатах является лишь частью мировой революции. Главными защитниками этого националистического взгляда были, объяснил он, последователи Джея Лавстоуна, чья теория ""американской исключительности" по сути вырастала до идеи, что Америка будет стоять вне революционных событий в течение целой эпохи" (1).

Кэннон отметил, что крах Уолл-Стрит 1929 года и Великая депрессия привели к признанию революционных возможностей, существовавших в Соединенных Штатах, не только в среде рабочих, но также и среди интеллигенции из среднего класса. Однако окончание войны и экономическое возрождение обусловили поворот к старым взглядам, которые нашли свое окончательное выражение в перспективах шахтманистов и меньшинства СРП.

"Летом, пока мы обсуждали эти идеи и формулировали некоторые из них в Калифорнии.., я воспользовался случаем очень внимательно изучить бюллетени шахтманистов, чтобы посмотреть, как далеко они зашли в вопросе о перспективах Американской революции. Поразительно, что они даже и не думали об этом...

Мы всегда верили в Американскую революцию, и из этой концепции - хотя мы и не занимались обобщением - мы вывели нашу концепцию партии: например, идею о революционной боевой партии, о профессиональном руководстве, об оптимистической морали, о жестких требованиях к членам партии. Голдман, а позднее Морроу, и другие нападали на нас по этим производным идеям. Они против однородной партии. Они против этой боевой чепухи. Они против дисциплины. Морроу на последнем пленуме назвал наши революционные призывы "дурманом". Мы одурманиваем партию фантазиями и пр. Теперь, если задуматься об этом, подобный спор о концепции партии является довольно бесплодным, если он изолируется от рассмотрения [окружающей социальной] среды и перспектив. Если социализм только отдаленная надежда, моральный идеал или конечная цель, на которую вы возлагаете надежды, как люди доброй воли надеются на нравственное возрождение мира, зачем тогда, черт возьми, вам нужна боевая партия с железной дисциплиной и с профессиональным руководством? Это становится карикатурой" (2).

Отвечая непосредственно скептикам школы Шахтмана-Морроу, он сделал замечание, которое не менее актуально и сегодня:

"Я думаю, нет ничего более предосудительного для партии, чем недостаток веры в свое будущее. Я не верю, чтобы партия могла возглавить революцию, если у нее даже не было стремления к этому. Таков случай с шахтманистами, а также с Голдманом и Морроу. Шахтманисты утверждают, что ни их партия, ни наша не являются партиями будущей революции. Где-то, как-то, из чего-нибудь она сможет возникнуть, - так они надеются.

Мы должны делом утверждать, что наша партия собирается возглавлять революцию" (3).

Лучшим ответом на критику Бандой "Американских тезисов" будет воспроизведение значительных разделов документа, чтобы читатель мог судить сам, каким образом Кэннон "возводил в апофеоз американскую исключительность" и "сбрасывал со счетов европейскую социалистическую революцию".

Документ начинается следующим образом:

"I. Соединенные Штаты, самая могущественная капиталистическая страна в истории, являются составной частью мировой капиталистической системы и подчиняются ее общим законам. Они больны теми же неизлечимыми болезнями и им суждено разделить ту же участь. Всеобъемлющее превосходство американского империализма не исключает его из кризиса мирового капитализма, но, напротив, содействует еще более глубокому, безвыходному и безнадежному вовлечению его в кризис. Американский капитализм в состоянии избежать революционных последствий упадка мирового капитализма не в большей степени, чем старые европейские капиталистические державы. Тупик, в который зашел мировой капитализм, и вместе с ним американский, исключает новую органическую эру капиталистической стабилизации. Доминирующее мировое положение американского капитализма теперь подчеркивает и усугубляет смертельную агонию капитализма в целом.

II. Американский империализм вышел из Второй Мировой войны победителем не только над немецкими и японскими противниками, но также и над своими "демократическими" союзниками, особенно над Великобританией. Уолл-Стрит надеется открыть так называемый "Век Америки".

В действительности американский правящий класс стоит перед лицом более непреодолимых препятствий в "организации мира", чем те, с которыми столкнулась немецкая буржуазия в своих постоянных и тщетных попытках достичь гораздо более скромной цели, именуемой "организацией Европы".

Головокружительный подъем американского империализма на позиции мирового господства происходит слишком поздно. Более того, империализм все более опирается на основы мировой экономики, что резко контрастирует с ситуацией, преобладавшей перед Первой Мировой войной, когда он опирался главным образом на внутренний рынок - источник его прежних успехов и равновесия. Но сегодня мир в основе своей насквозь поражен неразрешимыми противоречиями, он страдает от хронических беспорядков и подрывается революционными пороховыми бочками.

Американский капитализм, до сих пор лишь частично вовлеченный в смертельную агонию капитализма как мировой системы, ныне подвержен полному и прямому влиянию всех сил и противоречий, которые ослабили старые капиталистические страны в Европе.

Экономические предпосылки для социалистической революции полностью созрели в Соединенных Штатах. Политические предпосылки также более очевидны, чем может показаться на первый взгляд" (4).

Заявлению о том, что Кэннон "под маской проектирования уникальной американской дороги к социализму сбрасывает со счетов европейскую социалистическую революцию", прямо противоречит следующий текст документа:

"IX. Революционное движение американских рабочих является органической частью мирового революционного процесса. Грядущие революционные восстания европейского пролетариата завершат, усилят и ускорят революционные события в США. Освободительная борьба колониальных народов против империализма, которая развертывается перед нашими глазами, окажет подобное же влияние. Наоборот, каждый удар, нанесенный американским пролетариатом империалистам дома, ускорит, дополнит и усилит революционную борьбу в Европе и в колониях. Каждый удар, полученный империализмом где-либо, в свою очередь, еще большим отзвуком отразится в этой стране, развивая такую скорость и мощь, которые сократят временные промежутки как дома, как и за рубежом" (5).

Кэннон особо подчеркнул центральное значение социалистической революции в Соединенных Штатах - перспективы, которую СРП отстаивала до середины 50-х годов, когда она начала свое политическое отступление на позиции паблоизма и фактически сбросила со счетов рабочий класс. Но в 1946 году, в момент наивысшего политического развития СРП как революционной партии, Кэннон выдвинул смелую и вдохновляющую перспективу:

"X. Роль Америки в мире становится решающей. Если европейские и колониальные революции, стоящие сегодня на повестке дня, опередили бы по времени кульминацию борьбы в США, они немедленно столкнулись бы с необходимостью защиты своих завоеваний от экономических и политических нападок американского империалистического монстра. Способность победивших восставших народов везде защищать себя зависела бы в большой степени от силы и боевой способности революционного рабочего движения в Америке. Американские рабочие были бы тогда обязаны прийти к ним на помощь, подобно тому, как западноевропейский рабочий класс пришел на помощь русской революции и спас ее, блокировав полномасштабные военные атаки империализма на молодую рабочую республику" (6).

Среди обвинений, которые Банда постоянно бросает в адрес Кэннона, есть обвинение в том, что лидер СРП капитулировал перед "отсталыми" рабочими Соединенных Штатов. (Дело в том, что, когда бы Банда ни говорил о рабочих в любой стране, "отсталый" является его любимым и наиболее часто употребляемым прилагательным). Кэннон в разгар беспощадной борьбы по защите пролетарской ориентации СРП обращается к этому вопросу:

"XIII. Много было сказано об "отсталости" американского рабочего класса, чтобы оправдать пессимистичный взгляд, отложить социалистическую революцию на неопределенное будущее и выйти из борьбы. Это весьма поверхностное мнение об американских рабочих и их перспективах. Верно, что этот класс, во многих отношениях самый передовой и прогрессивный в мире, еще не встал на путь независимых политических действий в массовом масштабе. Но эту слабость можно легко преодолеть. Под давлением объективной необходимости не только отсталые народы, но и отсталые классы в передовых странах одним скачком преодолевали большие расстояния...

XV. Безнадежные противоречия американского капитализма, неразрывно связанные со смертельной агонией мирового капитализма, неизбежно приведут к социальному кризису таких катастрофических размеров, который поставит на повестку дня пролетарскую революцию. Реалистично было бы ожидать, что американские рабочие, которые в течение одного десятилетия приобрели профсоюзное сознание и организацию, в ходе этого кризиса испытают еще одно большое преобразование своего менталитета, приобретая политическое сознание и организацию. Если в ходе этого динамичного развития будет сформирована массовая рабочая партия на основе профсоюзов, она не будет представлять собой обходной путь в реформистскую стагнацию и пустоту, как произошло в Англии и где-либо еще в период капиталистического подъема. Судя по всему, она скорее будет представлять собой предварительную стадию в политической радикализации американских рабочих, подготавливая их к непосредственному руководству революционной партией" (7).

Те, кто пожелают подвергнуть этот документ нападкам с позиций, отличных от явно бесчестных позиций, выбранных Бандой, неизбежно укажут на категоричные термины, в которых в нем был предсказан окончательный экономический кризис американского капитализма. В нем предсказывалось также, что "когда внутренний рынок будет снова насыщен, неуравновешенный мировой рынок не сможет надеяться ни на какой другой адекватный выход...

Внутренний рынок после первичного и искусственного возрождения должен будет сократиться. Он не сможет расширяться, как это было в 20-е годы" (8).

Ход событий шел по-другому. Но следует ли критиковать Кэннона за то, что он не предвидел, основываясь на предательствах европейского пролетариата сталинистами и социал-демократами в 1944-48 гг., восстановления политического равновесия капиталистического режима, создавшего условия для послевоенного бума? В 1946 году развитие кризиса еще не было очевидным. На протяжении предшествовавших 17 лет преобладали катастрофические экономические кризисы. Более того, концентрация внимания СРП на ограниченности американского внутреннего рынка не была неуместной. Как выявили Бреттон-Вудс и множество других чрезвычайных экономических конференций, американский империализм был занят проблемой восстановления международной торговли и рынков для товаров США.

Без плана Маршалла и огромного увеличения объема капитала, экспортируемого за океан, Соединенные Штаты непременно предстали бы в конце 40-х годов перед опустошительным финансовым кризисом.

Экономические прогнозы Кэннона никоим образом не были притянуты за уши. Проблема восстановления мировой торговли без возобновления беспощадной торговой войны и политики автаркии предыдущего десятилетия доминировала в мышлении ведущих представителей американского империализма. Вот как проницательный Гарри Декстер Уайт, архитектор МВФ и Мирового банка, определил проблему, стоявшую перед мировым капитализмом в конце Мировой войны:

"Необходимо пробить и расширить брешь в отжившей и разрушительной экономической политике "каждый сам за себя и к дьяволу слабейших". Подобно тому, как неудавшаяся попытка создать эффективную Лигу Наций дала возможность свершиться двум опустошительным войнам в течение жизни одного поколения, отсутствие тесного экономического сотрудничества между ведущими нациями неизбежно приведет в ближайшее десятилетие к экономической войне, которая станет лишь прелюдией и спровоцирует военные столкновения еще в большем масштабе" (9).

Перспектива экономического краха и войны не казалась странной в 1945-46 годах даже буржуазии, как хотел бы заставить нас поверить Банда, награжденный даром быть крепким задним умом. В любом случае прогнозы Кэннона не исходят, подобно проектам Морроу и Шахтмана, из неизбежности и неумолимости капиталистической рестабилизации. Те, кто желают выставить против Кэннона факт, что он исходил из революционного потенциала данной объективной ситуации и что он не основывал свои прогнозы на возможностях стабилизации, которая еще не была достигнута, должны вынести еще более суровое осуждение двум пресловутым проповедникам кризиса - Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу. Что должны мы извлечь из их предвидения великих революционных потрясений как следствия мирового экономического кризиса 1857-58 гг.? Когда признаки подъема уже появились на горизонте, Энгельс писал:

"Было бы желательно лишь, чтобы это "улучшение" в сторону хронического кризиса наступило раньше, чем последует второй и решающий главный удар...

Кризис будет так же полезен моему организму, как морские купания, я это уже сейчас чувствую. В 1848 г. мы говорили: теперь наступает наше время, и в известном смысле оно наступило; но на этот раз оно наступает окончательно; теперь речь идет о голове. Мои занятия военным делом приобретают поэтому более практическое значение..." (10)

Основополагающие исторические концепции "Американских тезисов" - "В итоге, главные факторы, которые однажды послужили развитию и усилению американского капитализма, либо более не существуют, либо превращаются в свою противоположность" - были верными, и по этой причине "Американские тезисы" заслуживают почетного места в документах истории Четвертого Интернационала.

Банда называет их "наиболее значительной ревизией в непосредственно наступившем после войны периоде". Ревизией чего, позвольте спросить? Было бы невозможно выделить хоть один пункт, по которому "Американские тезисы" опровергают или противоречат исторической перспективе, представленной в таком базисном документе Четвертого Интернационала, как Переходная Программа.

Что касается бессмысленного заявления, будто "Американские тезисы" отвергают "коллективное теоретическое сотрудничество по продолжению работы Троцкого и конкретизации его исторического прогноза", то в отчете Кэннона Политическому комитету СРП было подчеркнуто, что этот документ был целиком основан на теоретических положениях развития классовой борьбы в Соединенных Штатах, которые выработал Троцкий в своих трудах и на основе многочисленных встреч с лидерами СРП. Сюда было включено гипотетическое предположение Троцкого, что возможны условия, при которых социалистическая революция в Соединенных Штатах могла бы предшествовать победе пролетариата в Европе.

"Американские тезисы" были продуктом борьбы против ревизионизма, который развился в Четвертом Интернационале во время войны и сразу после нее. Банда не подтверждает фактами ни одного своего ложного утверждения. Какой бы документ он ни взялся цитировать, оказывается, что его содержание полностью противоположно тому, что утверждает Банда.

Примечания:

1. James P. Cannon, The Struggle for Socialism in the "American Century": James P. Cannon Writtings and Speeches, 1945-47, ed. Les Evans (New York: Pathfinder Press, 1977), p. 276.

2. Ibid., pp. 278-79.

3. Ibid., p. 281.

4. Ibid., pp. 256-57.

5. Ibid., p. 264.

6. Ibid.

7. Ibid., pp. 268-70.

8. Ibid., pp. 262-63.

9. E.A. Brett, The World Economy Since the War: The Politics of Uneven Development(New York: Praeger Publishers, 1985), p. 1.

10. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собрание Сочинений, изд-е 2-е, т. 29, с. 171-172.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site