World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Троцкизм

Дэвид Норт

Наследие, которое мы защищаем:
Введение в историю Четвертого Интернационала


Версия для распечатки

Глава 21. Отступление СРП

4 декабря 2001 г.

Неверная оценка, данная СРП Маккарти в 1954 году, была симптомом глубокого политического кризиса, который принял еще более опасную форму в следующем году. Реакция СРП на восстание угнетенных черных рабочих и фермеров против системы Джима Крау (Jim Crow) на Юге вылилась в отказ от марксистских принципов в отношении борьбы против капиталистического государства. Постоянные призывы СРП с октября 1955 года к использованию федеральных войск, чтобы привести в действие «американскую Конституцию и «защитить» черное население на Юге, характеризовали новый качественный этап перерождения партии.

Однако Банда игнорирует этот критический эпизод именно потому, что он проливает свет на внутреннюю связь между политическим перерождением СРП, выразившимся в ее оппортунистическом приспособлении к чернокожей мелкой буржуазии и в капитуляции перед буржуазной демократией и капиталистическим государством, а также в повороте к воссоединению с паблоистами.

Призыв СРП использовать федеральные войска на Юге последовал вслед за зверским убийством 14-летнего Эмета Тилла и оправдания его убийц судом присяжных «белой кости». В передовой статье, появившейся 17 октября 1955 года в газете Militant, СРП заявляла: «Рабочее движение должно всей своей организованной силой бороться за то, чтобы вынудить федеральное правительство вступить в Миссисипи и восстановить на 100 % конституционные права негров в этом штате».

В том же номере газеты были процитированы слова из речи, произнесенной Джорджем Брайтманом в Детройте 7 октября на публичном форуме СРП в пятницу вечером. Речь Брайтмана была публичным разоблачением новой классовой линии СРП, которая заключалась в явном сдвиге от программы революционной классовой борьбы к программе социальной реформы. Была выдвинута совершенно новая концепция задач СРП и ее исторической перспективы:

«Что же тогда должно быть сделано? За что нам следует бороться сегодня? Я могу сказать вам в двух словах: федеральное вмешательство. Федеральное вмешательство, если необходимо, с применением войск. Вот чего нужно требовать и что делать. Федеральное правительство должно вступить в Миссисипи и положить конец царству ужаса, наказать линчующих и защитить права негритянского народа.

Это то, что ожидает услышать и увидеть негритянское население Миссисипи, а также Мичигана — требование, чтобы правительство Соединенных Штатов прекратило прятаться за юридическими формальностями. Оно должно прекратить увиливать от ответственности и приступить к тому, чтобы всеми силами поддерживать и защищать гражданские права негритянского населения. Штат Миссисипи и его суды уже подтвердили всему миру, что у них нет намерения признавать или защищать эти права. Именно это нужно сделать в нынешней ситуации — и ничто меньшее не может считаться удовлетворительным».

Эта позиция ни в политическом, ни в теоретическом отношении не выдерживает никакой критики. Предложение доверить защиту негритянского населения на Юге буржуазии самой реакционной империалистической страны в мире было постыдным предательством рабочего класса и всего программного наследия Четвертого Интернационала.

Пятнадцатью годами ранее СРП отказалась поддержать американское правительство во Второй мировой войне, мотивируя это отсутствием принципиального классового антагонизма между американской демократией и немецким фашизмом. Поэтому троцкисты не верили в способность американского империализма вести войну против нацизма. Они не видели ничего прогрессивного в борьбе Рузвельта против Гитлера и настаивали, что предпосылкой подлинной борьбы против немецкого империализма является свержение капитализма в Соединенных Штатах.

Более того, во время войны, столкнувшись со взрывом антинегритянских волнений расистских толп в Детройте, СРП решительно отвергала любое обращение к администрации Рузвельта:

«Что нужно сделать, чтобы остановить это насилие линча? Конечно, не доверять и не полагаться на федеральные власти, армию, государственную или муниципальную полицию, на добрую волю капиталистических правителей, на действия Конгресса или президента. Они уже показали, что не станут принимать мер, необходимых для защиты жизней и прав негров» (1).

Но 12 лет спустя СРП стала защищать политику, которая не была направлена на независимую политическую мобилизацию рабочего класса против капиталистического государства, но скорее имела целью оказать давление на капиталистическое государство, чтобы оно подчинило себе одну из частей буржуазии и ее наиболее яростных расистских наймитов. СРП не выдвинула требование создания оборонных формирований из числа негритянского населения, чтобы отбивать атаки расистских головорезов, действовавших под защитой правительства штата. Она также не призвала рабочее движение на Севере начать всеобщую политическую забастовку против сегрегации и организовать вооруженные боевые отряды для оказания помощи по защите негритянского населения.

Такая политика была беспринципным приспособлением к мелкобуржуазному руководству Национальной Ассоциации Содействия Прогрессу Цветного Населения (НАСПЦН), которое тоже требовало федерального вмешательства. Хотя СРП подчеркивала свои различия с НАСПЦН, это делалось лишь с целью наказать реформистов за то, что они недостаточно рьяно призывали к федеральным действиям и не указывали на необходимость использования войск. В разделе речи от 7 октября, которая была напечатана в следующем номере газеты Militant, Брайтман заявлял:

«Мы говорим, что федеральное вмешательство с использованием войск будет необходимо, так же как это было необходимо в дни Реконструкции. НАСПЦН оставляет свои требования смутными и неопределенными. Преимущество того, что предлагаем мы, заключается в том, что это ясно, это просто, это безошибочно и потому способно поднять, воодушевить и вдохновить боевое массовое движение, а недостаток предложения НАСПЦН состоит в том, что оно смутное, двойственное, оно подвержено различным толкованиям и потому может не подействовать должным образом на умы миллионов людей в этой стране, которые спрашивают, что они могут сделать в деле Тилла...

Беда НАСПЦН в том, очевидно, что она просит недостаточно. Она просит правительство вмешаться на основании так называемых законов о гражданских правах, которые правительство практически никогда не применяет или не заставляет применять. Это играет на руку тем, кто заговаривает нам зубы. Вместо ограничения требований законами о гражданских правах, которые столь ограничены, что наибольшим наказанием в соответствии с ними может быть лишь лишение свободы на один год, НАСПЦН следовало бы отмести юридические формальности и добраться до сути дела, потребовав вмешательства американских войск. Выдвижение этого требования вызовет взрыв энтузиазма и боевого духа среди американцев, вдохновит их и откроет перед ними цель, за которую стоит бороться. Это может прояснить многие вопросы и поставить все на свои места. Вот почему мы говорим, что требование федерального вмешательства должно быть прояснено, расширено и конкретизировано» (2).

СРП противостояла мелкобуржуазным лидерам НАСПЦН не как партия революционных пролетарских классовых борцов за социализм, но как партия более последовательных и радикальных демократов. Косвенно в таком подходе была заключена программная переоценка политических задач СРП. Основной упор партийной работы был сделан на защиту и расширение демократических прав в рамках капиталистического государства, а не на свержение этого государства и установление диктатуры пролетариата. Программа Брайтмана исходила из оппортунистической позиции среднего класса, косвенно принимающей условия буржуазного правления и отыскивающей «практическое» решение непосредственной проблемы в данных рамках, но не исходящей из принципиальных соображений, связанных с развитием революционного сознания рабочего класса. Такой подход неминуемо ведет к отказу от стратегической революционной линии.

Более того, ссылка на период Реконструкции — наиболее радикальную фазу американской буржуазной демократической революции середины девятнадцатого века — была свидетельством глубины перемены, происходившей во всей перспективе СРП. Дезориентированная реакционным политическим климатом в Соединенных Штатах, СРП начала проповедовать мысль о том, что Гражданская война и период Реконструкции не завершили буржуазно-демократическую революцию в Соединенных Штатах. Такая интерпретация делала уступки остаточным прогрессивным тенденциям буржуазного государства. Это косвенно свидетельствовало о склонности санкционировать связи с буржуазными слоями и оправдывало оказание политической поддержки капиталистическому государству, так как его действия были направлены на завершение предположительно нерешенных демократических задач.

Руководство СРП защищало призыв применить федеральные войска, заявляя, что это требование «разоблачит» правительство, показав, что оно отказалось соблюдать собственные законы. Далее, лидеры СРП говорили, что это требование позволит легко разоблачить Демократическую партию: кандидаты в выборные органы, такие как Эдлай Стивенсон, откажутся одобрить это требование, потому что они побоятся потерять поддержку Юга.

Защита лозунга введения федеральных войск стала причиной разногласий внутри СРП. Среди тех, кто справедливо выступал против этого лозунга, был Сэм Марси (Marcy), тогдашний лидер партийной организации в Буффало. Возражая речи Брайтмана и теории, согласно которой требование введения войск «разоблачит» правительство, Марси написал в письме Национальному комитету 21 января 1956 года:

«В марксизме слово «разоблачать» означает показать или продемонстрировать классовую сущность данного явления. Просьба о введении федеральных (капиталистических) войск в Миссисипи не разоблачает, а, напротив, скрывает классовую сущность террористического аппарата буржуазии, ее капиталистической армии. Вместо того, чтобы высветить классовую сущность, это затуманивает действительное значение капиталистического класса как противника рабочего класса и угнетенных меньшинств. Результатом этого лозунга является подавление творческой инициативы масс в отношении независимой борьбы и увеличение их зависимости от капиталистического государства» (3).

В другом документе остро критического содержания по поводу линии СРП Марси писал:

«Ложно утверждается, что лозунг о введении федеральных войск в Миссисипи берет свое начало в глубинах негритянского народа. В действительности он отражает идеи буржуазных и мелкобуржуазных негритянских реформистов, которые в поисках поддержки против террора белых супрематистов оглядываются на правительство Уолл-Стрит, а не на негритянские массы и рабочее движение. Эти лидеры либо не видят, либо стремятся скрыть классовый характер капиталистических атак на негритянский народ. Вместо этого они создают иллюзию, что капиталистическое правительство принесет освобождение Югу сверху. Они верят, что правительство Вашингтона является надклассовым правительством. Следовательно, им кажется совершенно логичным, с точки зрения их идеологии, просить правительство посылать войска защищать права негритянского населения» (4).

Марси также предупреждал: «Противопоставлять правительство США правительству штата Миссисипи — то есть проводить различие между федеральной армией и ее различными придатками в штатах — значит скрывать их идентичный характер» (5).

Позднее Марси капитулировал перед сталинизмом и порвал с троцкизмом, оказавшись одним из многих лидеров, дезориентированных политическим кризисом в Социалистической Рабочей партии. Его неспособность разобраться в центральных проблемах мировой социалистической революции, как показала его позиция по вопросу о Венгерской революции, сделала невозможным для Марси развивать настойчивую и принципиальную борьбу против растущего в СРП оппортунизма. Его попытка сохранять революционную пролетарскую ориентацию без борьбы за Четвертый Интернационал потерпела фиаско, что доказывает современная политическая деятельность сторонников Марси, которые выступают в роли полуофициальных советников профсоюзной бюрократии. Тем не менее критика Марси в 1956 году, направленная в адрес СРП, по вопросу введения федеральных войск оказалась верной, и дебаты, которые она разожгла в Политическом комитете СРП 9 февраля 1956 года, обнаружили крайний политический и теоретический упадок центрального руководства.

Доводы, использованные Моррисом Штейном, выросли до вульгарного оправдания классового сотрудничества. С беззастенчивым прагматизмом он заявлял:

«Мы обсуждаем здесь не только вопрос о том, позволительно ли нам призывать федеральные войска проводить в жизнь Билль о правах на Юге, мы обсуждаем лозунг, широко используемый другими, и мы должны знать, что сказать по этому поводу. Этот лозунг превратился в собственность негритянского народа. Негритянская пресса защищает его, и негритянские лидеры используют этот лозунг как испытание для политиков в избирательной кампании. Именно так разоблачили Стивенсона по вопросу о равенстве негров. Лозунг о федеральных войсках уже сделался главной темой предвыборной кампании, и я осмелюсь сказать, что не только капиталистические политики, но и наши кандидаты также столкнутся с ним. В ходе кампании кто-нибудь обязательно спросит: "Какова ваша позиция по вопросу о направлении федеральных войск в Миссисипи для защиты жизней негров?"» (6).

Для марксиста такой вопрос не составил бы никакой проблемы. Он вначале подчеркнул бы, что в самой формулировке вопроса заключена большая ловушка: предполагалось, что федеральные войска, если они будут посланы на Юг, будут использованы там для «защиты жизней негров». В течение всей Второй мировой войны СРП постоянно отвечала на вопрос «Какова ваша позиция по вопросу борьбы с Гитлером и нанесения поражения фашизму?» — тем, что обнажала реакционную ложь, будто американские войска были посланы в Европу и Азию защищать демократию. Но к 1955 году руководство СРП уже было не готово возглавлять борьбу против иллюзий масс относительно роли федерального правительства и разоблачать реакционную сущность буржуазной демократии в Соединенных Штатах. На деле, потеря партией революционной перспективы раскрылась в использовании таких фраз, как «негритянский народ», «негритянская пресса» и «негритянские лидеры» без определения действительного классового содержания этих немарксистских абстракций.

СРП теперь пересматривала свои концепции о природе буржуазной демократии. Чтобы оправдать свое обращение к капиталистическому государству, СРП разработала теорию, согласно которой на Юге и на Севере существовали две качественно различные формы правления:

«Марксисты никогда не оставались на нейтральных позициях в вопросе о способе буржуазного правления. Начиная с Маркса, марксисты выступали за более прогрессивные способы эксплуатации и гнета в противовес более реакционным и более жестоким. Подобный спор возник у нас в связи с Гражданской войной в Испании. У нас были товарищи, которые выступали против того, чтобы поддерживать лоялистов [сторонников республиканского правительства — ред.] в борьбе против Франко, потому что они считали эти силы «принципиально» одинаковыми. Принципиально они все были капиталистами. В основе своей это было начало Второй мировой войны, и на что наткнулись чистые революционеры? Мы резко выступали против этого, и мы сделаем это и теперь, потому что мы заинтересованы в защите буржуазной демократии в противовес всем методам тоталитаризма, а именно подобные методы проводятся на Юге в отношении главным образом негров. Они находятся под тоталитарным правлением» (7, курсив автора).

Аналогия была проведена не только недобросовестно, но и абсолютно не к месту; Штейн использовал ее, чтобы выдвинуть политические идеи, враждебные марксизму и искажавшие действительные позиции, которые в прошлом занимал Четвертый Интернационал. Никоим образом существование режима Джима Крау на Юге не могло быть выражением того, что в американской буржуазии существуют принципиально антагонистичные внутренние разногласия, оправдывающие определение федерального правительства в качестве политического представителя более прогрессивной части правящего класса. Такая линия могла только служить тому, чтобы оправдать политику классового сотрудничества. Более того, в своей ссылке на Испанию Штейн «забыл» одну небольшую вещь: во время гражданской войны «защита» троцкистами буржуазной демократии в противовес фашизму основывалась на неустанной борьбе за свержение капиталистического государства. Они отвергали клеветнические заявления о том, что между либеральным политиком Азана и фашистом Франко существовали принципиальные различия и постоянно настаивали, что поражение Франко требовало разгрома Азана и Народного фронта. Троцкисты никогда не предполагали, что режим Азана, опиравшийся на социал-демократов, сталинистов и анархистов, был способен выполнить прогрессивные задачи. Когда Шахтман в 1937 году выразил удивление по поводу того, что Троцкий выступил против голосования в пользу военного бюджета правительства Народного фронта, Троцкий признался, что критика Шахтмана «изумила меня» и назвал его позицию мелкобуржуазным оппортунизмом.

В основе позиции Штейна лежало необоснованное заявление, что существование законов Джима Крау на Юге было выражением исторически нерешенных конфликтов в капиталистическом классе, возникших вследствие незавершенности демократической революции:

«Существует различие в методах угнетения. Это различие разъедает американское капиталистическое общество. Это одно из противоречий американской жизни, из-за которого произошли острейшие конфликты. Это кричащее противоречие преследует американский империализм по всему миру. В наиболее развитой капиталистической стране имеется остаток нерешенной буржуазно-демократической проблемы — система Джима Крау. И они оказались не в состоянии разрешить ее» (8).

Такая интерпретация означала коренной пересмотр прежнего понимания в СРП связи между Джимом Крау и развитием промышленного и финансового капитализма в Соединенных Штатах после Гражданской войны. Ранее СРП неоднократно подчеркивала органические политические и экономические связи между промышленниками и финансистами Севера и чудовищной укорененностью расизма на Юге. Она настаивала, что угнетение чернокожего населения на Юге было основным составляющим элементом буржуазного правления в Соединенных Штатах.

Под влиянием Троцкого СРП провела, с точки зрения развития стратегии социалистической революции, серьезное изучение проблем чернокожего населения. Среди важных результатов этой работы была резолюция «Освобождение негров путем революционного социализма», которая первоначально была одобрена на Национальном съезде СРП в 1948 году и опубликована в пересмотренном виде в феврале 1950 года. В этой резолюции заявлялось:

«Наряду с освобождением рабочего класса от капитализма, освобождение негритянского населения от вырождения является важнейшей проблемой американского общества. Эти две социальные проблемы связаны неразрывно. Единственный путь к свободе для рабочих и равенству для негров лежит через их общую борьбу за уничтожение капитализма» (9).

Резолюция настаивала на том, что «не должно быть сделано ни малейшей уступки ни одной идее, которая не возлагает на капитализм полную ответственность, намеренную и сознательную, за существующее положение негров, распространение расовых предрассудков во всех районах США сегодня и за пример и поощрение, оказанное американской «демократией» расовым ненавистникам и преследователям негров во всем мире» (10).

СРП внимательно проследила происхождение симбиозных отношений между системой Джима Крау и капиталистической формой правления:

«До начала Гражданской войны и после нее во имя сохранения своего привилегированного положения они [реакционеры Юга] систематически культивировали и вливали в жизнь страны расовую дискриминацию, сегрегацию, сверхэксплуатацию и предрассудки. В этом им оказывали пособничество и подстрекали их промышленные капиталисты Севера. В 1876 году, после установления политического господства над поверженными рабовладельцами, северный капитал цементировал новый союз с интересами собственников Юга за сохранение превосходства белых. С тех пор капитал Севера устойчиво распространял свой контроль, пока сегодня Юг не оказался полностью в его власти. Таким образом, сегодня именно интересы капитализма требуют сохранения и поддержания системы Юга...

Согласиться с тем, что буржуазная демократия способна возродить и преобразовать реформами Юг в пользу негров — значит обелить и приукрасить настоящих пособников и подстрекателей гонений на негров. Только пролетарская революция может освободить негров, очистить социальное поле Юга и реорганизовать его экономику» (11).

Чтобы подчеркнуть эту революционную истину, резолюция СРП указала на ужасающие социальные условия, в которых находились негры, живущие на Юге:

«Капитализм обрекает большинство рабочих на жизнь в трущобах и жалкое прозябание. Это само по себе есть форма сегрегации, несмотря на попытки скрыть это путем фиктивной демократической пропаганды. Эта сегрегация пролетариата в целом принимает исключительно напряженную форму в случае негров.

Система плантаторского рабства диктовала жесткую социальную сегрегацию раба. Движимый нуждами южной системы и своими собственными нуждами, капитализм, интегрируя негров в промышленность Севера, одновременно сохранял и расширял сегрегацию Джима Крау. Повсюду негров загоняли в гетто» (12).

Определяя «особый вклад негритянской борьбы в пролетарское движение в Соединенных Штатах», резолюция СРП утверждала:

«Выступая под знаменем прав негров, движение негритянского народа становится весьма чувствительным к социальным трениям. Оно усиливает борьбу за элементарные демократические права; оно срывает маску с капиталистического государства и обнажает его классовую природу, оно помогает просвещать рабочий класс относительно реакционной роли буржуазной демократии и необходимости вести беспощадную борьбу против нее; оно пробуждает к действию главные политические силы нации и организованное рабочее движение» (13).

Ни исторический анализ, ни программные идеи, выдвинутые в резолюции 1948-50 годов, не оставили и следа в позиции, которую заняла СРП в период 1955-57 годов в отношении борьбы негров за гражданские права. Реакционное содержание требования о введении федеральных войск проявилось к моменту начала кризиса в Литтл-Роке, когда Эйзенхауэр пошел навстречу СРП и послал войска в Арканзас. В последующее десятилетие роль, которую сыграло капиталистическое государство в подавлении борьбы негров, с жестокой очевидностью обнаруживалась снова и снова. Начиная с организованных ФБР убийств негритянских лидеров и активистов борьбы за гражданские права и до ввода 82 дивизии воздушно-десантных войск в Детройт, капиталистическое государство действовало как главный координатор во всех заговорах против демократических прав негритянских масс в Соединенных Штатах.

С точки зрения марксизма, СРП разделяет политическую ответственность за преступления, совершенные в отношении чернокожего населения на Севере и Юге силами федерального правительства, потому что СРП создавала иллюзию о «прогрессивной» природе капиталистического государства.

Среди тех, кто упорно поддерживал призыв использовать федеральные войска на Юге, был Хансен, чьи доводы были доводами вульгарного мелкобуржуазного демократа. Называя требование об использовании федеральных войск для проведения в действие законодательства о гражданских правах «революционным буржуазным» лозунгом, он говорил, что такие лозунги «могут быть выдвинуты нами на настоящем этапе только потому, что сама буржуазия вступила в стадию упадка и больше не в состоянии поддерживать эти лозунги. Она разрушает свои завоевания и отбрасывает их. Она фактически возвращается на позицию ниже той, с которой она начала борьбу против феодализма. Следовательно, на нас возложена защита и выдвижение этих буржуазных лозунгов» (14).

Хансен опирался на известную истину, что буржуазия в эпоху империализма отказывается от демократических идеалов прошлого, и использовал ее для аргументации, согласно которой марксистская партия поэтому должна стать самым ярым борцом за буржуазную демократию — вплоть до проведения национальной кампании в поддержку требования, чтобы капиталистическое государство следовало конституции.

«Прежде всего, следует выдвинуть требование выполнять элементарное буржуазное право и охранять человеческую жизнь в Миссисипи. С этой точки зрения, лозунг полностью оправдан. Далее вы замечаете следующее: этот лозунг отражает ощущение широких слоев негритянского народа, что правительству в Миссисипи нельзя доверять. Это весьма прогрессивное событие. Нельзя доверять правительству в Миссисипи право охранять жизнь людей. Эта концепция совершенно революционная, и я не могу понять, как можно занимать политическую позицию, которая не пытается поддержать это настроение и, если возможно, не пытается возглавить его» (15).

Смехотворное заявление Хансена о том, что негры Миссисипи после 80 лет правления Ку-Клукс-Клана только начинают понимать, что они «не могут доверить правительству Миссисипи охрану человеческой жизни», было направлено на защиту приспособления к их иллюзиям относительно федерального правительства:

«Негритянский народ, конечно, питал иллюзии по поводу федерального правительства. Он не доверяет правительству в Миссисипи и хочет нового правительства, но все еще думает, что это может быть федеральное правительство. Мы стоим перед вопросом, следует ли нам вместе с ними пройти это испытание или же ограничиться хорошим советом издалека? Весь наш революционный опыт указывает на то, что мы должны идти вместе с ними» (16).

Формулировки Хансена были доводами в защиту худших форм политического оппортунизма. По словам Хансена, если бы СРП отказалась от призывов к федеральному правительству, предупредила бы негров Юга не верить империалистическим тиранам и их военным сатрапам, если бы она призвала к формированию негритянских частей ополчения и всеобщей мобилизации профсоюзного движения с целью остановить расистский террор на Юге — это означало бы дать «хороший совет издалека». В соответствии с методом Хансена, СРП было бы позволительно поддерживать американский империализм во Второй мировой войне на том основании, что, пока американский рабочий класс противостоял Гитлеру и хотел другого правительства в Германии, он все еще думал, что этого можно добиться через Рузвельта.

В том же самом выпуске Fourth International, в котором была опубликована приведенная выше резолюция 1948-50 годов, содержалась также статья Джорджа Новака об уроках Реконструкции:

«Можно было бы избежать многих разочарований в отношении текущей борьбы за гражданские права, если бы урок Реконструкции был известен и принят во внимание. Если капиталисты Севера испытывали страх и не сумели предоставить действительное равенство и свободу неграм во время их прогрессивной борьбы в середине 19-го века, как тогда можно теперь ожидать от современных империалистических деспотов в Вашингтоне, что они предоставят их в середине 20-го века, когда большой бизнес не только тиранит Юг, но и стал главным врагом свобод всего народа внутри страны и в мировом масштабе?» (17).

В течение пяти лет сдвиги в СРП под давлением политической реакции в Соединенных Штатах стали причиной забвения ее лидерами того, что они сами писали. Позиция, одобренная СРП в 1955 году, не была эпизодической ошибкой. По основному вопросу, который был главным во всей перспективе пролетарской революции внутри страны, СРП отказалась от своей предыдущей марксистской программы и одобрила оппортунистическую линию. Это свидетельствовало о сдвиге в классовой ориентации: от пролетариата к мелкой буржуазии.

Примечания:

1. Militant, 3 July 1943.
2. Militant, 19 December 1955.
3. SWP Discussion Bulletin, vol. 18, no. 12, October 1957, p. 4.
4. Ibid., p. 10.
5. Ibid.
6. Ibid., p. 16.
7. Ibid., p. 17.
8. Ibid., pp. 17-18.
9. SWP Resolution, "Negro Liberation Through Revolutionary Socialism", Fourth International, vol. 11, no. 3, May-June 1950, p. 90.
10. Ibid., p. 91.
11. Ibid., pp. 91-92.
12. Ibid., p. 92.
13. Ibid., p. 94.
14. SWP Discussion Bulletin, October 1957, p. 21.
15. Ibid., p.22.
16. Ibid.
17. SWP Resolution, Fourth International, May-June 1950, p. 90.

Смотри также:
Дэвид Норт. Наследие которое мы защищаем. Введение в историю Четвертого Интернационала

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site