World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Троцкизм

Дэвид Норт

Наследие, которое мы защищаем:
Введение в историю Четвертого Интернационала


Версия для распечатки

Глава 25. Британские троцкисты против беспринципного единства

9 апреля 2002 г.

Принятое СРП в марте 1957 года решение о том, чтобы серьезно рассмотреть возможность воссоединения с паблоистами на основе «конкретных» соглашений о непосредственных целях и задачах, без какой-либо дискуссии о политических разногласиях, которые привели к расколу 1953 года, встретило оппозицию со стороны британской секции Международного Комитета во главе с Джерри Хили. В письме к Тому Керри, члену руководства СРП, от 11 апреля 1957 года Хили указывал, что готов продолжить рассмотрение предложения о дискуссиях с паблоистами, чтобы испытать их «готовность к объединению», но предупреждал: «Основные методологические различия между нами и Пабло остаются и не стерлись, несмотря на благоприятную объективную ситуацию. Мы должны совершенно ясно отдавать себе отчет в этом и ни при каких обстоятельствах не стремиться минимизировать их. Это могло бы привести к серьезной ошибке в развитии партии» (1).

Спустя несколько недель, 10 мая 1957 года, Хили написал подробное письмо Кэннону, в котором объяснил свое беспокойство по поводу чисто организационного подхода к вопросу о воссоединении:

«Мы не видим, и я уверен, что вы согласитесь с этим, никаких причин, по которым наших людей нужно было бы толкать к поспешным выводам. За то, что мы не сумели распознать глубоко ревизионистский характер решений Третьего Всемирного Конгресса, мы заплатили дорогой ценой, которая выразилась в распаде французской секции и в ситуации, когда в 1953 году мы оказались в ловушке созданного паблоистами организационного положения, что в свою очередь вынудило нас вскоре уйти и написать "Открытое письмо". Теперь мы знаем, что не все были готовы к этому резкому разрыву, и нам снова пришлось заплатить за это дорогой ценой, которая, несомненно, была бы меньше в международном масштабе, если бы мы вовремя отреагировали на ревизионизм Пабло-Жермена и Ко. Было бы большой ошибкой, если бы сейчас мы дали втянуть себя в обмен организационными предложениями, независимо от того, насколько тщательно они разработаны с нашей стороны, и при этом просмотрели бы наличие тех глубоких политических разногласий, которые существуют...

Недавно мы пересматривали внутренние документы нашего мирового движения с момента окончания войны, и нам стало совершенно ясно, что объективное изучение этого периода чрезвычайно важно для воспитания наших кадров в будущем. Лицемерные разговоры Пабло и Жермена привели к ужасающим последствиям неверного воспитания наших товарищей на континенте, и этого нельзя исправить простым заявлением о том, что объективная ситуация после Двадцатого съезда [КПСС] сильно изменилась в нашу пользу. Марксистское воспитание наших кадров должно принимать во внимание то, как Пабло и его течение развивались, подобно тому, как вы были в состоянии сделать это в книгах, посвященных борьбе против Шахтмана и Бернама. Одной лишь объективной ситуации не достаточно, чтобы сделать это. Всякого рода тенденции, колеблющиеся между оппортунизмом и сектантством, теперь поднимают голову среди тех, кто покинул Компартию. Единое троцкистское движение могло бы стать важным центром, однако, если его основа будет опираться на недостаток ясности и обходить молчанием различия, снова может произрасти новый бедственный урожай расколов, даже в благоприятной объективной обстановке...

Поэтому мы думаем, что Международный Комитет должен теоретически подготовиться без каких-либо организационных помех. Даже если Пабло и Ко согласятся на все ваши условия, члены МК несут ответственность за завершение подготовки своих документов о мировых перспективах и представление их на обсуждение. Всемирный Конгресс не следует начинать в спешке, без соответствующей политической подготовки. Так как это должно делаться объективно, каждый должен иметь право высказаться и прояснить важные вопросы. Это не означает, что будет открыта дорога упорной фракционности, но факты есть факты, и нельзя подходить к политическим разногласиям с точки зрения тактической благовидности. Прогресс в международных делах может происходить только на твердой политической основе. Британская секция никогда не согласится на то, что может помешать прояснению разногласий. Мы уже сполна сталкивались с такими помехами в вопросе о Лоренсе, когда Пабло и Кларк вместе управляли парижским офисом. Время от времени мы напоминали об его просталинистском поведении в качестве редактора Socialist Outlook, назначенного по просьбе центра Пабло. "Не будьте слишком суровы с товарищем, — говорили они, — он чувствителен, обладает хорошими намерениями, но несколько запутался". Мы служили интересам единства и заплатили дорогую цену. "Чувствительный" ягненок Пабло оказался ревущим сталинистским львом, когда попал под давление враждебных классовых сил и почти разрушил терпеливую семилетнюю работу. Достаточно комично то, что тот же самый Лоренс, который полностью поддерживал советскую интервенцию в Венгрии, теперь готовится выйти из Лейбористской партии и вступить в Коммунистическую партию, когда каждый уважающий себя активист готов ее покинуть...

Укрепление наших кадров является решающим вопросом в настоящий период, и это можно сделать только путем тщательного разбора вопросов по проблемам ревизионизма. Это наиболее важная сознательная роль, которую должно сыграть наше движение.

Мы понимаем, что, излагая в письме к вам все это, мы следуем английской поговорке, "везем уголь в шахты Ньюкасла". Движение здесь многому научилось на основе богатого опыта длительной борьбы СРП за отстаивание принципов. Нам бы хотелось думать, что сегодня мы приближаемся к тому состоянию, когда сможем помочь нашим американским товарищам, используя благоприятную ситуацию, в которой мы сейчас работаем. Со времени раскола с Пабло мы ушли так далеко вперед, как никогда еще до этого в нашей истории. Оттачивание наших принципов, которое было прямым следствием раскола, значительно помогло нам и политически повернуло наше движение таким образом, что мы смогли полностью воспользоваться преимуществами, открытыми Двадцатым съездом» (2).

Если бы Хили взглянул на это письмо сегодня, он, возможно, не признал бы себя его автором. Борьба с паблоизмом давно перестала волновать его: в конце концов, если следовать Хили, то это дело «пропагандистов», «чистых социалистов», «троцкистских групп» и пр. Теперь он считает защиту программы и принципов «реакционным» действием. Ничто не имеет значения, кроме его собственного «диалектического» познания, как мошеннически называет Хили то, что является на деле не чем иным, как стандартной смесью интуиции и хитрости, которые руководят политической работой каждого прагматичного оппортуниста.

Но в мае 1957 года Хили был троцкистом, понимавшим, что построение революционной партии осуществляется путем непримиримой теоретической, политической и организационной борьбы против ревизионизма.

Лидеры СРП почувствовали политическую угрозу в позиции Хили. Но, пытаясь убедить его оказать поддержку их движению воссоединения, они еще ярче показали свой оппортунизм. 27 июня 1957 года Фаррелл Доббс написал Хили:

«Мы легко можем упустить преимущество благоприятной объективной ситуации, если будем вести себя в узкой фракционной манере или дадим повод кому-либо обвинять нас, что мы так действуем. Следовательно, нужно ответить на призыв паблоистов к единству так, чтобы не оставлять сомнений в том, что мы одобряем единство. Это особенно важно сейчас, когда объединение выглядит благоразумным и реалистичным и когда продолжающийся раскол становится все труднее и труднее оправдать. Тот факт, что пресса обеих течений использует схожие термины в оценке главных мировых событий, не оставляет нам иного пути, кроме того, чтобы сказать в недвусмысленных выражениях: "Да, мы за единство"...

Объединение вовсе не означало бы отказ от завоеваний раскола 1953 года, которые были главным образом позитивными. Раскол позволил нам преодолеть ликвидаторскую тенденцию с наименьшими потерями. Он разоблачил паблоизм, его политическую линию и организационные методы. Он способствовал консолидации нашего течения и выработке нашей собственной политической линии по главным мировым проблемам в серии документов, написанных в соответствии с традицией ортодоксального троцкизма. Ни одно из этих завоеваний не будет отброшено при объединении. Они остаются инструментами нашей деятельности. Единство означало бы только другую форму борьбы за те же идеи, которые прежде привели к расколу. Это не означало бы согласия с паблоистскими документами, принятыми Третьим или Четвертым Конгрессом. Все эти документы, включая наши собственные, являются частью истории. Такова мировая реальность, которую призваны были отразить эти документы. Мы думаем, что факты благоприятствуют нашему течению.

Обсуждение этих фактов в настоящее время было бы бесплодным, потому что оно имело бы дело с событиями, которые ушли в историю и уступили место новым событиям, которые нужно изучить и анализировать. Если различия между течениями снова выйдут на передний план, гораздо лучше, чтобы они основывались на новых событиях и ситуациях. Новым людям в движении будет легче понять такие споры, а старые будут избавлены от необходимости самооправдания и смогут легче переориентироваться. Те, кто прошли через раскол, сейчас не нуждаются в таком обсуждении. Они прошли через это, когда обсуждение имело реальное значение. Те, кто не пережили опыта раскола, увидели бы в таком обсуждении лишь сектантское удаление от мира, каким он является сегодня» (3).

Впервые СРП провела связь между «сектантством» и борьбой против паблоизма. Но Хили не испугался и отверг аргументы Доббса в письме от 2 июля 1957 года:

«Подавляющее большинство наших членов пришли в партию после раскола 1953 года. Они в общем и целом являются отличными людьми, которые очень заинтересованы в изучении истории нашего движения. Мы это учитываем и недавно усилили воспитательный аспект нашей работы. Наш опыт не подтверждает мнения, будто история вопроса о Пабло оказывается бесплодной для вновь вступивших в партию. При условии правильной постановки этого вопроса, он может стать серьезным источником конкретной воспитательной ценности» (4).

Серьезность различия между позицией СРП, которая явно была готова положить под сукно любое рассмотрение принципиальных вопросов, спровоцировавших раскол, в пользу показного воссоединения, и позицией Хили была разъяснена в резолюции под названием «Ситуация в мировом троцкистском движении», принятой на Тринадцатом съезде британской секции в июне 1957 года:

«(1) 13 съезд британской секции Четвертого Интернационала считает, что международное объединение течений, называющих себя троцкистскими, с Международным Комитетом Четвертого Интернационала (ортодоксальные троцкисты) должно быть основано на фундаментальном соглашении о принципах и программе Четвертого Интернационала, выработанных Львом Троцким и Учредительной конференцией Четвертого Интернационала в 1938 году. Это означает отказ от всех форм ревизионизма государственно-капиталистической, шахтманистской, паблоистско-дойчеристской разновидностей и признание необходимости построения во всех странах мира секций Четвертого Интернационала, нацеленных на свержение империализма и проведение политической революции против сталинистских бюрократий. Любая форма организационного соглашения без базового политического соглашения привела бы лишь к дальнейшей серии расколов, которые сильно препятствовали бы международному росту и развитию.

(2) Съезд в этой связи признает, что для достижения единства необходимо выделить достаточно времени на обсуждение существующих разногласий, без чего нельзя обеспечить подготовку Всемирного конгресса. Съезд возлагает на Национальный комитет задачу проведения письменного анализа послевоенных политических позиций нашего движения и разработку основного документа о мировых перспективах сотрудничества с секциями, которые присоединились к Международному Комитету.

(3) Съезд подтверждает, что непосредственно практическая сторона политического объединения должна осуществляться постепенно. Он предлагает Международному Комитету, чтобы паритетный комитет, состоящий из представителей Международного Комитета и Пабло, выработал меморандум согласия по тем вопросам, по которым принципиальное согласие существует. Этот совместный орган должен составить руководство мирового движения, и его первоочередной задачей была бы подготовка Четвертого Всемирного Конгресса Объединения. Он рекомендовал бы этому конгрессу, чтобы в продолжение следующего периода интернациональное руководство являлось бы паритетным руководством всех комитетов и осуществляло бы свою работу путем убеждения отдельных людей и секций, а не путем применения уставной дисциплины. Только таким путем будут реализованы возможности принципиального единства Четвертого Интернационала» (5).

Это предложение опровергает клевету, с которой позднее выступил Хансен, согласно которой британские троцкисты были против объединения. Хили был готов принять воссоединение на основе глубокого обсуждения принципиальных вопросов, стоявших перед мировым троцкистским движением. Это обсуждение неизбежно было бы связано с прояснением разногласий, ставших причиной раскола 1953 года.

Несмотря на кажущуюся внешнюю формальную дружественность своих писем, британская секция и СРП исходили в основе из противоположных концепций и двигались в совершенно разных направлениях. То, что находилось в центре обсуждения, не было просто вопросом о тактических разногласиях.

Как мы уже показали, международная политика СРП была органическим выражением ее капитуляции перед давлением чуждых классовых сил в Соединенных Штатах. СРП, отходя все дальше и дальше от пролетарской ориентации, на которой она основывалась ранее, уже весьма далеко продвинулась по пути к превращению посредством перегруппировки в мелкобуржуазную партию протеста и социальной реформы.

Ее лидеры инстинктивно чувствовали наличие конфликта между задачами такой работы по перегруппировке в Соединенных Штатах — основанной, по сути, на беспринципном приспособлении к либералам, сталинистам и мелкобуржуазным демократам всех разновидностей — и неумолимыми политическими и теоретическими потребностями международной борьбы против паблоизма. Осудить паблоизм для СРП значило то же самое, что осудить политику, которую она проводила в Соединенных Штатах. Вспышка гнева Кэннона в письме, адресованном Тому Кэрри в июле 1957 года, против того, что он называл «фракционным ультиматизмом британцев», означала, что лидеры СРП теперь считали решимость своих ближайших союзников в Международном Комитете в борьбе с паблоизмом препятствием для тех политических отношений, которые они культивировали в Соединенных Штатах.

Политическое содержание так называемого фракционного ультиматизма Хили представляло собой мощное сочетание неослабевающей революционной деятельности внутри профсоюзов и Лейбористской партии с интенсивным вмешательством в развивающийся кризис сталинизма на основе защиты исторического, программного и теоретического наследия троцкизма. Такая оценка может быть подтверждена, если мы рассмотрим развитие британской секции. К сожалению, для этого нам потребуется возвратиться к пустословиям жалкого Майкла Банды. Подобно всем отступникам, он питает почти невротическую ненависть к своему прошлому.

В «27 причинах» Банда делает обзор истории британской секции во второй половине 50-х годов, который в равной мере и политически бессвязен и бесчестен. Будучи неспособным в силу своего злобного субъективизма признать значительное продвижение вперед, достигнутое в этот решающий период британскими троцкистами, которому Банда даже в малой степени не способствовал, он пишет:

«Далеко не обладая революционной ориентацией, СРЛ (SLL) стала новым приспособлением к гнусному синдикализму Брайана Бехана, Пеннингтона и пр. Хили превратил в добродетель необходимость повернуться к бывшим коммунистам, вышедшим из Компартии в результате кризиса сталинизма в 1956-57 годах, но у него не было перспектив ни в отношении МК, ни в отношении СРЛ. Внимательное изучение литературы, появившейся между 1957 и 1960 годами (Newsletter и Labour Review), безошибочно выявит синдикалистское направление СРЛ, которое прагматично сочеталось со статьями о марксизме Слотера, Кемпа и других».

Крохотный, размером с ноготь, набросок Банды, касающийся этого критического периода в развитии троцкистского движения, не основан даже на правильной хронологии событий. Социалистическая Рабочая Лига была основана в феврале 1959 года, и это было прямым следствием мощного и неослабевающего наступления на сталинизм, во главе которого практически с момента появления «секретной речи» Хрущева оказались британские троцкисты.

Ехидная ссылка Банды на решающую роль Хили в повороте в начале 1956 года очень незначительных сил британских троцкистов, известных тогда под названием «Группа», в сторону работы по использованию кризиса сталинизма просто абсурдна. Способность признать историческую необходимость, с точки зрения марксистов, является проявлением политического мужества.

К великой чести Хили как революционера можно отнести то, что он организовал пропагандистскую работу среди сталинистских рабочих и интеллигентов в 1956-57 годах. То, что он сделал это — привлек в троцкистское движение таких людей, как Питер Фрайер, Клифф Слотер и Том Кемп — само по себе является опровержением обвинения Банды в том, что Хили «не имел перспектив ни в отношении МК, ни в отношении СРЛ». Действительной сутью обвинения Банды является то, что он осуждает перспективу, которая вдохновляла Хили и его работу в тот период — построение Четвертого Интернационала.

Что же касается его ссылки на предполагаемое «приспособление Хили к гнусному синдикализму Брайана Бехана, Пеннингтона и пр.», то всякий раз, когда Банда ссылается на любой род революционной деятельности в профсоюзах, он говорит только о «синдикализме» или «отсталых синдикалистах». Этим он лишь разоблачает свое презрение к рабочему движению, а не якобы неверную политику Хили в рабочем и профсоюзном движении.

Более того, Банда чувствует себя обязанным осуждать марксистскую ориентацию на рабочий класс, за которую боролся Хили, называя ее «гнусным синдикализмом», потому что он стремится, как всегда, скрыть классовые вопросы, лежащие в основе всех конфликтов внутри троцкистского движения.

Тот факт, что британские троцкисты были так глубоко вовлечены в повседневную борьбу рабочего класса, послужил немаловажным фактором для развития их конфликта с американской Социалистической Рабочей партией. Троцкистская «Группа» проводила напряженную деятельность в Лейбористской партии и среди наиболее активных слоев рабочих, например, среди членов «синего профсоюза» (национальный союз портовых грузчиков и докеров), которые боролись против правого крыла руководства профсоюза транспортников и разнорабочих (Т&GWU).

Газета Newsletter, основанная в 1957 году после активного использования троцкистами кризиса британского сталинизма, служила мощным оружием марксизма в рабочем классе и стала реальной силой среди передовых рабочих, боровшихся с вероломством руководства Гейтскелла в Лейбористской партии.

Кампании, проводимые газетой, привлекали большое количество последователей из рядов профсоюзных активистов и вызывали негодование Конгресса тред-юнионов и лейбористской бюрократии. Широко известные конференции рядовых членов, организованные Newsletter, посещали сотни рабочих. Именно потому, что британские троцкисты, в отличие от СРП, ориентировались в своей практической деятельности на борьбу за марксизм в рабочем классе и боролись за создание революционной альтернативы социал-демократии и ее сталинистским сообщникам, они враждебно относились к любым политическим и теоретическим компромиссам с паблоизмом.

Контраст между ориентацией британских троцкистов и СРП наиболее явно выразился в том, что они совершенно по-разному реагировали на кризис внутри сталинистского движения.

В то время как политика СРП по перегруппировке быстро вела по сути дела к потере независимого троцкистского облика во имя завоевания друзей в широкой мелкобуржуазной среде экс- и полу-сталинистов, британские троцкисты начали мощное наступление за идеи Четвертого Интернационала. Стремясь к широкому обсуждению среди всех сил — рабочих и интеллигенции — на которых повлиял кризис сталинизма, организация Хили не шла на беспринципные компромиссы ради того, чтобы ее приняли в этих кругах. Таким образом, в то время как СРП стала считать борьбу против паблоизма нелепостью и камнем на своей шее, британцы рассматривали ее как оружие в наступлении на сталинизм.

Достаточно лишь изучить журнал Labour Review, основанный в январе 1957 года, чтобы увидеть огромное различие между работой британской секции и СРП. В своем первом выпуске журнал Labour Review приветствовал брожение умов, вызванное взрывом в сталинистском движении:

«С настоящего момента и далее здоровое развитие марксистских идей более уже не сдерживается искусственно бюрократическими преградами. Миллионы рабочих и интеллигентов во всех странах, от России до США, вступили в борьбу. Они требуют знаний, потому что они должны знать историю своего движения. Эти молодые люди хотят думать, узнавать, использовать свою политическую инициативу. Бюрократические «запреты» и «культы» отталкивают их. Наш долг помочь им найти ответы. Поэтому Labour Review вступает в спор как с открытыми фабианскими врагами марксизма, так и со сталинистскими наемниками, которые столь вопиюще пачкали его репутацию.

Среди других проблем необходимо будет обсудить фабианские мечты о капитализме, которые получили новую жизнь благодаря Кейнсу, а также вопросы о частичной национализации, о «новых» колониальных конституциях или о щедрости американского империализма.

Параллельно с обсуждением фабианства нам приходится сталкиваться со сталинистской разновидностью «мирного сосуществования» с капитализмом и его хилым, но отвратительным отпрыском — программой Коммунистической партии Великобритании, названной Британский путь к социализму. Откуда явился Сталин? Почему? Было ли его появление неизбежным? Означает ли диктатура пролетариата на деле одиозную и преступную тиранию? Означает ли демократический централизм самовластие клики чиновников? Таковы некоторые вопросы, ответы на которые мы постараемся дать в ближайшие месяцы.

Когда мы будем обсуждать пустоту фабианской политики, нам также необходимо будет изучить причины поражения, нанесенного Гитлером немецкому рабочему классу, изучить причины неудач французского и испанского правительства Народного фронта. Мы постараемся показать связь между лозунгом «социализма в отдельно взятой стране» и этими бедствиями для международного движения рабочего класса, а также то, каким образом этот лозунг привел к Московским процессам, пакту Гитлера-Сталина, ялтинскому разделу Европы и, наконец, к массовым убийствам рабочих и крестьян в странах-сателлитах Восточной Европы. Мы должны развеять туман, которым Сталин окружил работы Ленина о характере и перспективах Русской революции, и опубликовать некоторые из работ Троцкого, соратника Ленина по Русской революции, которые имеют непосредственное отношение к проблемам сегодняшнего дня.

Labour Review приглашает к сотрудничеству всех, кто серьезно изучает социалистическое движение. Мы широко откроем для них страницы нашего журнала. Мы особенно рассчитываем на установление близких братских связей с развивающимися социалистическими движениями в Азии и Африке. Labour Review, однако, не будет простым собранием по обсуждению вопросов. Журнал намерен стать оружием в борьбе против капиталистических идей, где бы они ни появились в рабочем движении. Он будет объективным и в то же время партийным; он будет защищать великие принципы подлинного коммунизма, разработанные Марксом, Энгельсом, Лениным и Троцким, от фабианцев и сталинистов, которые постоянно их представляли в искаженном виде» (6).

Первый выпуск Labour Review вызвал противоречивые отклики. Среди критики, направленной против нового журнала, было обвинение в «сектантстве», под которым критики имели в виду ясное отождествление Labour Review с троцкизмом, хотя его страницы и были открыты для тех, кто представлял разные политические течения. Во втором выпуске Labour Review ответил на эти обвинения в таких словах, которых просто нельзя найти в публикациях СРП того же периода:

«Вернемся к разговору о предмете троцкизма. Мы ценим точку зрения многих членов и бывших членов Компартии, согласно которой вопрос: дал ли Троцкий самое лучшее научное объяснение событий в социалистическом движении за последние тридцать лет или нет? — является предметом спора и обсуждения. Троцкий и его последователи предложили серьезный анализ недавней истории социалистического движения. Их работы представляют собой попытку в период революционного отступления после смерти Ленина продолжить марксистскую традицию в социальной науке. Они создали богатый массив литературы и идей по применению марксистских научных методов анализа к проблемам международного социалистического движения, что заслуживает сегодня самого серьезного изучения со стороны любого подлинного социалиста.

Более того, важность "троцкизма" для тех обширных дебатов, которые последовали за речью Хрущева, заключается в том, что он представляет собой только первую попытку объяснить с точки зрения марксизма сталинистское перерождение Советского Союза, а также оценить значимость конфликта между прогрессивным характером национализированной собственности в СССР и реакционным характером бюрократии, которая управляет страной. Троцкизм является на сегодняшний день единственным объяснением того, почему мировой рабочий класс должен защищать СССР от империалистических атак, в то же время помогая русским рабочим избавиться от бюрократии, которая бесконтрольно правит ими. Именно Троцкий настаивал на том, что бюрократия не отдаст добровольно своих привилегий и не либерализуется под давлением масс снизу. Он снова и снова утверждал, что ее необходимо свергнуть с помощью революционного рабочего класса, возглавляемого марксистским руководством. Венгрия показала, насколько прав оказался Троцкий в этом вопросе. И события в самом СССР за последнее время, как мы видим, лишь подтвердили правильность его анализа.

Подобным же образом современный кризис в коммунистических партиях за пределами Советского Союза является новым доказательством того, что бюрократы, управляющие этими партиями, несмотря на трудности, которые они испытывают в результате речи Хрущева, абсолютно не способны трансформироваться в подлинно революционные партии. Эти партии, подобно советской бюрократии, представителями которой они являются, никогда не смогут одобрить революционную политику. Вот почему теперь все они раскалываются на ряд фракций, каждая из которых вовлечена в суровую борьбу с бюрократами.

Теория Троцкого была единственной марксистской теорией, черпавшей вдохновение у Ленина, которая разоблачала и объясняла факты, раскрытые позднее Хрущевым, именно в то время, когда коммунисты и ложные "друзья" СССР продавали свои политические души Сталину. По этой причине теоретическое объяснение Троцким явления сталинизма останется в силе до тех пор, пока не будет дано лучшее. Современные марксисты нуждаются в более научном объяснении сталинизма, нежели хрущевский "культ дьявола" или эклектичный мао-цзедуновский каталог "ошибок" и "достижений".

Некоторые люди говорят, что существует опасность вовлечения британского социалистического движения 1957 года в дискуссию об относительных достоинствах сторон, втянутых в бесплодный и неясный политический спор двух сект российской Компартии, который проходил в далекой России; что эта дискуссия увлекает назад в 20-е годы и таким образом отвлекает наше внимание от насущных современных проблем Великобритании. К несчастью наших эмпириков, правда заключается в том, что тем или иным образом, нравится нам это или нет, но будущее социализма в любой части мира неразрывно связано с Русской революцией 1917 года и ее последствиями. Мы не можем игнорировать ее, как бы мы ни старались. "Русский вопрос" остается ключевым для марксиста, который хочет выработать верную теорию для социалистического движения в Великобритании применительно к сегодняшнему дню...

Одним словом, целью Labour Review является развитие марксизма, а не его ревизия — это, как показал Ленин своему поколению, две разные вещи» (7).

Существует еще одно решающее различие в подходе британцев и американцев к проблеме кризиса в сталинистских организациях. Политика перегруппировки СРП была связана не с развитием революционной перспективы завоевания власти американским рабочим классом, но была на деле именно отказом от решения этой задачи.

Одним из аспектов этого была неспособность СРП провести объективный анализ специфических и новых форм, которые принял кризис американского и мирового капитализма в послевоенный период. В условиях, когда для неопытного глаза положение капитализма казалось непоколебимым, на марксистах лежала ответственность за то, чтобы вскрыть противоречия, которые вели к возобновлению кризиса и новому взрыву классовой борьбы.

Эта теоретическая работа была еще более необходима для того, чтобы дать отпор тем течениям, которые под прикрытием перегруппировки работали в общем и целом на отказ СРП от традиционной «пролетарской ориентации», настаивая на том, что не существовало серьезных возможностей для партийной работы за пределами мелкобуржуазной среды политики протеста.

Конечно, верно то, что СРП работала в относительно неблагоприятных условиях. Но материальные возможности для преодоления изоляции развивались из противоречий капиталистической системы и борьбы рабочего класса. Это конкретно было продемонстрировано в 1959 году массовой национальной забастовкой сталелитейных рабочих, продолжавшейся 116 дней.

Глубина различий, которые возникли между СРП и британской секцией, раскрылись в отклике американцев на конференцию Международного Комитета, которая проводилась в Лидсе в июне 1958 года. На ней присутствовал Фаррелл Доббс, который в это время совершал длительную поездку по Европе. Конференция приняла резолюцию, в которой суммировались принципы, заложенные в основу борьбы против паблоизма. В резолюции решительно отвергались «все концепции, утверждающие, что давление масс может разрешить вопрос руководства, заставив провести реформу бюрократического аппарата» в Советском Союзе и Восточной Европе (8).

Резолюция также развивала концепцию перегруппировки, которая была диаметрально противоположна концепции СРП. Резолюция настаивала на том, что «перегруппировка в революционном движении сил, которые движутся в революционном направлении, связана с идеологическим наступлением на сталинизм, социал-демократию, центризм, профсоюзную бюрократию, а также на буржуазные руководства национальных движений в колониальных и полуколониальных странах» (9).

Когда руководство СРП в Нью-Йорке получило эту резолюцию, оно дало указание Доббсу прервать поездку по Европе и возвратиться в Соединенные Штаты. В письме к Доббсу от 18 августа 1958 года Том Керри не скрывал своего недовольства по поводу результатов конференции МК и участия в ней Доббса. Обвиняя Доббса в том, что тот действовал вопреки инструкциям, полученным до его отъезда в Европу, Керри напоминал ему: «Когда мы впервые получили сообщение, что МК созывает конгресс в июне 1958 года, мы выдвинули возражение, что такой проект был бы слишком претенциозным и не представлял бы задач и перспектив, которых требовало течение ортодоксальных троцкистов на этой стадии развития» (10).

Керри говорил о том, что работа МК должна была ограничиться дискуссией о перегруппировке, предположительно ликвидаторского характера, проводимой СРП, и о воссоединении с паблоистами. Керри горько жаловался, говоря:

«Судя по характеру документов [принятых на конференции в Лидсе], мы делаем вывод, что они несут в себе проекцию дискуссии вокруг вопросов 1953 года, которые были давно вытеснены достигнутым политическим соглашением по основным пунктам, за одним исключением, а именно: о природе международной организации и ее функции на данной стадии развития мирового троцкистского движения.

Мы думали, что пришли к общему соглашению, признав, что нынешняя дискуссия, включающая вопросы 1953 года — за исключением, конечно, "организационного" — была бы не только безнадежной, но и способствовала бы усугублению существующего раскола в мировом движении, сделав бы, в конечном итоге, воссоединение невозможным. В свете борьбы за перегруппировку нам казалось, что такая дискуссия могла бы только усложнить и испортить эту работу по перегруппировке, особенно в тех регионах, где наше течение непосредственно сталкивается с организованными паблоистскими группами...

Почти шесть месяцев прошло с момента вашего отъезда. Несомненно, ваш опыт, с тех пор как вы покинули страну, обогатился многими фактами, которых мы не знаем. В то же время здесь произошло многого такого, что нельзя адекватно обсудить в переписке...

Из содержания этого письма вы можете понять, что существует явное недопонимание и, возможно, даже некоторые различия по важному вопросу о задачах и перспективах. Мы не знаем, каковы мысли Джима, потому что не получили от него информации по обсуждаемым здесь проблемам» (11).

Доводы Керри были циничны и противоречивы. Если существовало достаточное согласие между Международным Комитетом и Интернациональным Секретариатом, тогда почему было опасно обсуждать политические различия, возникшие в 1953 году? Гнев, с которым Керри отреагировал на резолюцию МК, означал: он очень хорошо понимал, что фальшивость политического «согласия» будет разоблачена, как только паблоисты поднимут вопросы относительно исторических перспектив Четвертого Интернационала.

В ретроспективе значимость критических ссылок Керри на «многое, что произошло здесь, что нельзя адекватно обсудить в переписке», совершенно очевидна. Это был период, когда СРП находилась в гуще беспринципной предвыборной коалиции со сторонниками «независимой социалистической» кампании, принадлежавшими к среднему классу. Несомненно, Керри было трудно доверить бумаге полное описание всего политического надувательства, которое шло за кулисами по мере того, как СРП маневрировала и сдавала в утиль свое троцкистское наследие.

Доббс показал это письмо Хили, и последний в ответе Керри на это письмо заявил, что

«трудно понять, как можно забыть о том, что произошло в 1953 году. Было ли все это недопониманием, или между нами и Пабло существовали серьезные политические различия? Вы заходите настолько далеко, будто предполагаете, что эти различия стерлись, но мы думаем, что вы неверно информированы по этому вопросу и недостаточно глубоко изучили документы Пабло, появившиеся с того времени.

Как бы сильно мы ни хотели избежать абстрактной дискуссии о 1953 годе, невозможно представить, каким образом дискуссия по современным вопросам не затронет, рано или поздно, событий 1953 года...

Конференция в Лидсе приняла решение о консолидации сил ортодоксального троцкизма, подготовив серьезную дискуссию по проблемам нашего движения. Что неверного в таком подходе? Разве это не явилось бы необходимой и основной частью любого принципиального процесса воссоединения?..

Международный Комитет воспользуется любой возможностью достичь принципиального объединения, и мы думаем, что решения конференции в Лидсе должны найти у вас полную поддержку. Мы также думаем, что проблему воссоединения следует признать политической проблемой, затрагивающей прояснение современных перспектив и методов» (12).

На этой принципиальной основе британские троцкисты возглавили борьбу за построение Четвертого Интернационала в тот момент, когда руководство СРП явно отрекалось от этой ответственности, полностью капитулируя перед ревизионизмом.

Примечания:

1. National Educational Department Socialist Workers Party, Education for Socialists: The Struggle to Reunify the Fourth International (1954-63), vol. 3, July 1978, p. 31.
2. Ibid., pp. 32-34. Также опубликовано в: Cliff Slaughter, ed., Trotskyism Versus Revisionism: A Documentary History (London: New Park Publications, 1974), vol. 3, pp. 30-35.
3. Ibid., p. 37.
4. Ibid., p. 38.
5. Ibid., p. 36. Также опубликовано в: Cliff Slaughter, ed., Trotskyism Versus Revisionism, vol. 3, pp. 37-38.
6. Labour Review, vol. 2, no. 1, January 1957, pp. 2-3.
7. Ibid., p. vol. 2, no. 2, pp. 35-36.
8. National Educational Department Socialist Workers Party, Education for Socialists: The Struggle to Reunify the Fourth International (1954-63), vol. 4, November 1978, p. 9.
9. Ibid.
10. Ibid., p. 11.
11. Ibid., p. 11-12.
12. Ibid., p. 12-13.

Смотри также:
Дэвид Норт. Наследие которое мы защищаем. Введение в историю Четвертого Интернационала

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site