World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Троцкизм

Дэвид Норт

Наследие, которое мы защищаем:
Введение в историю Четвертого Интернационала


Версия для распечатки

Глава 28. СРЛ защищает Международный Комитет

30 апреля 2002 г.

В своем документе Банда по существу вообще ничего не сказал о политическом содержании борьбы, которую вел Международный Комитет против воссоединения Социалистической Рабочей партии и паблоистского Интернационального Секретариата.

«Еще одна ложь, которую нужно разоблачить, — это легенда о том, что дискуссия о Кубе доказала "ортодоксальные" убеждения МК. Если бы это было так, тогда сегодня не было бы кризиса. Бесспорно, в результате спора с СРП были достигнуты некоторые важные результаты по вопросам о методе прагматизма, теории познания и диалектике, а также по вопросу о базисе и надстройке и пр. Но это не выходит за рамки дискуссии, которая в целом была весьма сомнительной.

Хили совсем не внес вклада в эту борьбу. Теоретическая работа проводилась целиком и полностью тов. Слотером, Бандой и Кемпом».

Поскольку сейчас Банда находится в оппозиции к троцкизму, он отрицает политическую легитимность борьбы по защите программного наследия Четвертого Интернационала, которую вела британская Социалистическая Рабочая Лига в начале 60-х годов. «Рамками» борьбы 1961-63 годов против беспринципного объединения были положения «Открытого письма» Кэннона и создание Международного Комитета в качестве противовеса ревизионизму паблоистов. Задача защиты принципов, сформулированных Кэнноном при образовании МКЧИ, выпала на долю британской секции, поскольку американская СРП, политическая слабость которой после раскола 1953 года помешала ей развернуть борьбу против оппортунизма, перешла на сторону ликвидаторской перспективы паблоистов.

Безотносительно к размерам личного вклада Хили в борьбу 1961-63 годов, который едва ли был так минимален, как заявляет Банда два десятилетия спустя, документы, подготовленные британскими троцкистами, явились значительным вкладом в развитие теоретического наследия Четвертого Интернационала. Недавнее предательство Хили, Банды и Слотера не сводит на нет их прежние достижения. На самом деле Банда представляет все совершенно неверно: кризис, потрясший РРП в 1985-86 годы, был результатом отказа Банды, Хили и Слотера от принципов, которые они защищали в 1961-63 годах.

Описывая борьбу против воссоединения, Банда применяет те же методы, которые он использовал в отношении «Открытого письма» 1953 года. Вместо того чтобы охарактеризовать фактическое содержание борьбы, проводившейся МКЧИ, он ищет субъективный критерий для ее осуждения. Он нападает на «Открытое письмо», называя его «недостойным маневром». Пытаясь дезавуировать борьбу против воссоединения, он осуждает сомнительные рамки дискуссии. Но он отказывается точно сказать, чему же он противостоит. Он даже ни разу не упомянул о том, отвергает ли он теперь или нет позицию, занятую тогда британской СРП в отношении Кубы. Не говорит Банда также и том, был ли не прав МКЧИ, отклонив воссоединение. И как всегда он даже не пытается проанализировать характер классовых сил, выразившихся в обеих противостоящих позициях.

Значение борьбы, которую вела Социалистическая Рабочая Лига между 1961-63 годами, состоит в том, что в результате этой борьбы образовалась непреодолимая классовая пропасть между троцкизмом и паблоизмом. Эта борьба показала, что паблоизм был не просто термином для обозначения ложной организационной деятельности, избыточного централизма и пр., как заявляла американская СРП. Напротив, в ходе исчерпывающего анализа политической эволюции паблоизма, СРЛ доказала, что паблоизм является выражением давления империализма на революционной авангард, мелкобуржуазным оппортунистическим направлением, которое непримиримо враждебно программным основам и революционным задачам Четвертого Интернационала. СРЛ доказала, что воссоединение, предложенное СРП, если его не отвергнуть, неизбежно приведет к политической ликвидации троцкистского движения — в смысле превращения его в придаток сталинизма, социал-демократии и буржуазного национализма. Исходя из этого, СРЛ утверждала, что ситуация на Кубе была лишь одним из вопросов дискуссии, но не ее сущностью. Вопрос об определении классовой природы кубинского государства можно рассматривать только в связи с разработкой исторической перспективы Четвертого Интернационала.

Возражая против воссоединения с паблоистами без предварительной совместной дискуссии о значении раскола 1953 года для мировой перспективы Четвертого Интернационала и отвергая характеристику Кубы как рабочего государства, Социалистическая Рабочая Лига защищала: (1) ленинскую теорию партии как авангарда рабочего класса и основного орудия для организации пролетарской революции; (2) теорию перманентной революции, которая утверждает гегемонию рабочего класса в антиимпериалистической и демократической борьбе в отсталых странах и полную независимость рабочего класса от организаций буржуазных националистов; (3) Четвертый Интернационал как мировую партию социалистической революции; (4) диалектический и исторический материализм как теоретическую основу революционной программы марксизма.

Эти четыре аспекта были составными элементами единой теоретической защиты политического наследия троцкизма. Следует особо подчеркнуть, что способность СРЛ вывести борьбу против паблоистского ревизионизма на уровень лежащей в его основе идеалистической методологии и показать, что его атака на Четвертый Интернационал была неразрывно связана с антидиалектическим объективизмом паблоизма, стала значительным достижением Четвертого Интернационала. Это означало возобновление той линии борьбы, которая была разработана Троцким в важнейшем сражении против Бернама и Шахтмана в 1939-40 годах. Это такое достижение, которое сохраняет свою действенность, несмотря на более позднее извращение и искажение диалектического метода со стороны Хили.

СРЛ начала борьбу против поворота американской СРП к воссоединению письмом своего Национального комитета от 2 января 1961 года к Национальному комитету СРП. В этом первом документе было правильно раскрыто значение паблоизма:

«Величайшая опасность, стоящая перед революционным движением, заключается в ликвидаторстве, которое проистекает из капитуляции либо перед могуществом империализма, либо перед бюрократическими аппаратами в рабочем движении, либо перед тем и другим. Паблоизм представляет еще более явно, чем в 1953 году, это ликвидаторское течение в международном марксистском движении. Для паблоизма передовой рабочий класс больше не является авангардом истории, центром всей марксистской теории и стратегии в эпоху империализма, но выступает в качестве игрушки "мировых исторических факторов", которые рассматриваются и оцениваются в абстрактной манере... Здесь отвергается вся историческая ответственность революционного движения, все подчиняется разноплановым силам; вопросы роли советской бюрократии и классовых сил в колониальных революциях остаются нерешенными. Это естественно, потому что ключом к решению этих проблем является роль рабочего класса в передовых странах и кризис руководства в рабочем движении этих стран...

Любое отступление от стратегии политической независимости рабочего класса и создания революционных партий станет глобальной исторической ошибкой троцкистского движения...

Именно из-за огромных возможностей, открывшихся перед троцкизмом, и следовательно, необходимости политической и теоретической ясности, мы срочно требуем проведения линии против ревизионизма во всех его формах. Пора завершить период, когда паблоистский ревизионизм считался направлением внутри троцкизма. Если это не будет сделано, мы не можем быть готовыми к начинающимся сейчас революционным битвам. Мы хотим, чтобы СРП последовала вместе с нами вперед именно в таком духе» (1).

Не отвергая возможности объединения с Интернациональным Секретариатом, СРЛ настаивала, что нельзя было делать никаких политических уступок паблоистскому мировоззрению и что организационным шагам должны предшествовать разработка глобальных перспектив и самый тщательный анализ эволюции паблоизма:

«В международном движении сегодня необходимо политическое заявление от лица ортодоксальных троцкистов относительно того, какова наша позиция по наиболее важным проблемам текущего момента. Без такой международной политической декларации будет невозможно перестроить международное движение. Это можно ясно увидеть из примеров кризиса на Цейлоне и в нашем движении в Аргентине. Развитие многообещающего движения в Японии может продолжаться только на основе такого международного утверждения принципов...

За этим международным документом должна последовать серия статей, анализирующих ревизионистский курс паблоизма. Если мы не проведем разрыв сейчас, тогда наше движение, по мнению СРЛ, перенесет самый тяжелый кризис в период величайших возможностей, которые открываются перед ним» (2).

8 мая 1961 года Социалистическая Рабочая Лига направила еще один документ в адрес СРП, который касался уклона американского движения на позиции, носившие явно паблоистский характер и противоречившие заявлениям СРП о том, что раскол 1953 года более не оказывает влияния на троцкистское движение. СРЛ резко отвергла заявление Морриса Штейна о том, что сталинизм был способен играть революционную роль в оказании помощи антиимпериалистической борьбе, и выразила предположение, что позиции, занятые некоторыми членами СРП 14 января 1961 года на заседании Национального комитета

«указывают на отступление от позиций, занятых против паблоизма. Сущность паблоистского метода заключается в том, что он начинает с так называемой "объективной", а на деле чисто умозрительной, позиции и взвешивает "объективные силы" (или "мировую реальность"), а затем делает из этого искусственные и чисто приспособленческие выводы. Какая разница между замечаниями товарища Штейна, приведенными выше [они процитированы в главе 27] и паблоистской ревизионистской теорией о сталинистских партиях, "предусматривающих революционную ориентацию"?» (3)

СРЛ затем сосредоточила внимание на решающей области спора с паблоистами: подчинении ими пролетариата национальной буржуазии в отсталых странах.

«Сущностью революционного марксизма в нашу эпоху является теория о том, что национальная буржуазия в слабо развитых странах не способна победить империализм и установить независимое национальное государство. Этот класс связан с империализмом и, конечно, не в состоянии развиваться независимо по капиталистическому пути, так как является частью мирового рынка и не может конкурировать с продукцией передовых стран. В национальных освободительных движениях организации рабочих должны следовать лозунгу Ленина: "Врозь идти, вместе бить" — против иностранных империалистов и их прямых пособников. Следуя Марксу, мы говорим: поддерживайте буржуазные и мелкобуржуазные партии, поскольку они помогают наносить общие удары по врагу; выступайте против них в каждом вопросе, где они хотят сохранить собственные условия существования и собственное правление.

Справедливо полагать, что стадия "независимости", достигнутая такими странами, как Гана, и национальные освободительные движения, возглавляемые людьми, подобными Мбойя в Кении, выступают стимулом для национальных освободительных движений в других странах. Тем не менее остается фактом, что Нкрума, Мбойя, Насер, Кассем, Неру, Сукарно и им подобные выступают представителями национальной буржуазии своих стран. Ведущие творцы империалистической политики как в США, так и в Великобритании полностью признают, что только передав политическую "независимость" лидерам подобного рода, либо поддерживая их победу над феодальными элементами вроде Фарука и Нурис-Саида, можно сохранить позиции международного капитала и стратегические связи в Азии, Африке и Латинской Америке.

Товарищ Хансен в статье о конференции в Мехико не сумел, по нашему мнению, занять принципиальную позицию относительно характера таких государств. В обязанности троцкистов не входит рекламирование роли таких националистических лидеров. Они могут пользоваться поддержкой масс только вследствие предательств руководства социал-демократических и особенно сталинистских организаций, благодаря чему они становятся буферами между империализмом и массами рабочих и крестьян. Возможность экономической помощи от СССР часто помогает наиболее радикальным элементам среди буржуазных и мелкобуржуазных лидеров заключать более выгодные сделки с империалистами и находить поддержку со стороны масс. Но для нас в каждом случае жизненно важным вопросом является необходимость приобретения рабочим классом в этих странах политической независимости посредством влияния марксистской партии, которая ведет беднейшее крестьянство к созданию Советов и признает существование необходимой связи с международной социалистической революцией. Ни в коем случае, по нашему мнению, троцкисты не должны подменять это надеждой, что националистическое руководство станет социалистическим. Освобождение рабочего класса является задачей самих рабочих. Большая часть текущей дискуссии относительно Кубы протекает, как представляется, следующим образом: кубинские массы поддерживают Кастро; Кастро начал как мелкобуржуазный лидер, но стал социалистическим; социальное давление империализма и народной борьбы может превратить его в марксиста, и уже сейчас стоящие перед ним задачи по защите завоеваний революции привели его "естественным образом" на позиции, неотличимые от троцкизма. При таком подходе попираются основы марксизма. Даже если бы Кастро и его кадры "переменились", превратило ли это Кубинскую революцию в пролетарскую революцию? Неужели мы забыли указания Ленина в апреле и мае 1917 года о необходимости вести кампанию, объяснять и организовывать большинство рабочего класса для взятия власти через Советы? Если большевики не могли осуществить революцию без сознательной поддержки рабочего класса, может ли Кастро сделать это? Помимо этого мы должны сделать оценку классовой основы политических течений, пути их развития в борьбе классов на протяжении длительного периода. Пролетарская партия, не говоря уже о пролетарской революции, не рождается в отсталой стране в результате преображения мелкобуржуазных националистов, которые "естественно" или "случайно" наталкиваются на значимость роли рабочих и крестьян» (4).

СРЛ горячо отвергла утверждение, согласно которому мелкобуржуазное «Движение 26 июля» под руководством Кастро могло служить суррогатом независимой мобилизации кубинского рабочего класса:

«Нет другого пути к власти рабочих, кроме свержения буржуазного государства и установления собственных органов рабочей власти — Советов, рабочих советов и пр., — осуществляющих контроль над национальной жизнью. Это верно и для развитых и для колониальных стран. Это задача не только США, но также и Кубы. Некоторые товарищи во время дискуссии в НК [Национальном комитете] СРП критиковали подход латиноамериканских товарищей, которые защищали в своей резолюции правильную политику советов рабочих и крестьян, вооружения рабочих и так далее. Такая критика, например, подразумевала, что подобная кампания будет рассматриваться кубинскими массами и руководством Кастро как контрреволюционная. Мы еще раз говорим, что такой подход противоречит марксистскому методу и всему революционному опыту. Если эти товарищи остановятся и подумают, они непременно должны будут согласиться с тем, что в революционный период, подобный переживаемому сегодняшней Кубой, главным является именно вопрос о поиске методов разрешения рабочим классом проблем внутренней и внешней обороны и экономической жизни в стране. Тактикой революционной партии будет: проложить дорогу рабочей власти путем разрешения этих проблем классовым способом. И снова примером в этом отношении является ленинское руководство большевистской партии в период двоевластия...

Общие замечания товарища Хансена по вопросу о партии являются самыми разоружающими: это вопрос, видите ли, о мировой партии, рост которой проявляется во всем мире по мере того, как империализм откатывается назад. Предполагается, что в некоторых местах этот процесс произойдет без такой партии. Куба, видимо, одна из таких стран. Мы имеем дело с неудобным, в представлении Хансена, явлением "начала появления социалистического сознания" после установления рабочего государства! По нашему мнению, обсуждение вопроса о партии на таком отвлеченном, "международном" уровне представляет собой уход от конкретного вопроса о построении таких партий в каждой стране » (5).

На заседании Международного Комитета, проходившем 28-29 июля 1961 года, Клифф Слотер проанализировал резолюцию СРП о перспективах своей работы, сосредоточившись на причинах отхода СРП от марксистского метода:

«Основная слабость резолюции заключается в том, что она подменяет марксистский метод "объективизмом", т.е. ложной объективностью. Такой подход ведет к выводам, похожим на паблоистские. Из своего анализа империализма как последней стадии капитализма Ленин сделал вывод, что сознательная революционная роль рабочего класса и его партии имеет решающее значение. Поборники "объективизма", однако, делают вывод, что сила "объективных факторов" так велика, что революция рабочего класса будет осуществлена, а власть капиталистов свергнута независимо от становления марксистского руководства пролетариата в его борьбе. Трудно приписать иной, кроме этого, смысл формулировкам СРП о "нетерпении" масс, которые не могут откладывать революцию до создания марксистского руководства. Это означает, что существующее руководство антиимпериалистических сил будет вынуждено "логикой самой революции" взять на себя революционное руководство пролетарской борьбой за власть. СРП не до конца развила эту теорию, но в своем отношении к Кубе она принимает именно эти выводы. В начале 50-х годов в основе предположения Пабло о том, что коммунистические партии и советская бюрократия "будут принимать революционную ориентацию", лежал именно такой подход. Марксистский анализ требует, чтобы эта ошибка в резолюции СРП была продумана до конца. Если верно, что мелкобуржуазное руководство на Кубе вынуждено объективной логикой событий вести пролетариат к власти (СРП говорит, что Куба — "рабочее государство", что может означать только диктатуру пролетариата), тогда мы должны требовать анализа современной мировой ситуации, который показал бы, как стал возможен такой ход событий, при котором ленинская теория отношений между классами, партией и властью должна быть отброшена.

То же относится и к формулировкам в резолюции СРП о создании революционной партии в ходе самой революции. И здесь значение этой формулы должно быть продумано до конца. Для нас такие формулы имеют значение только в аспекте общей исторической перспективы классовых отношений. СРП должна показать, каким образом "объективные факторы" в мировой ситуации делают необязательными в некоторых случаях подготовку и создание революционного руководства. Создание таких партий в периоды самой черной реакции, а также в подготовительные и предреволюционные периоды, стало великой исторической заслугой Ленина и его последователей. Даже если допустить, что Ленин и Троцкий были не правы, подготовив в свое время такие партии, считает ли СРП, что в наше время определенные объективные силы дают гарантию того, что будет достаточно времени для создания революционных партий в ходе самой революции ? Если так, то они должны дать нам точное описание качественного отличия эпохи империализма, в которую действовали Ленин и Троцкий, от нашего времени. Если это не так, они должны, вероятно, возвратиться к ленинской позиции по этому вопросу» (6).

Продолжая развивать свою линию о дезориентирующем объективизме перспектив СРП, Слотер назвал «реакционной чепухой» заявление о том, что действия мелкобуржуазных националистов являются «подтверждением» теории перманентной революции: «Это означает одно из двух (или, возможно, то и другое вместе): (а) освобождает людей, называющих себя троцкистами, от необходимости «подтверждать» на практике, на арене борьбы рабочего класса, теорию перманентной революции; и (б) претенциозной болтовней о подтверждении взглядов Троцкого прикрывает капитуляцию перед новыми оппортунистами и выполняемой ими роли» (7).

По мере развития полемики становилось ясно, что американская СРП отвергла необходимость создания революционных партий пролетариата в отсталых странах. Перенося анализ кубинских событий на события в Алжире, СРП предложила оказать поддержку Бен Белле и осудила СРЛ за выступление против соглашения о предоставлении независимости Алжиру, заключенного между ФНО и французским империализмом в Эвьене в 1962 году. По словам руководства СРП,

«это суждение абсолютно ложно. Соглашение, вырванное у де Голля при сопротивлении OAS, является большой победой алжирского народа, арабской и антиколониальной революции. Это плацдарм для нанесения ударов по французскому и мировому империализму. Конечно, до полной и окончательной победы еще далеко. Но это поднимает борьбу за национальную независимость на более высокую стадию и дает более твердую и благоприятную основу революции для решения ее очередных задач...

Куба и Алжир заключают в себе большинство проблем, стоящих перед марксистами на современном этапе колониальной революции. Дезориентация, проявленная СРЛ в отношении этих двух революций, проистекает из ее неверного метода в подходе к действующим фундаментальным процессам. Коренная причина ошибок в обоих случаях одинакова; потеря марксистской объективности, пренебрежение и неспособность учесть все другие факторы ситуации, кроме характера официального руководства. Субъективный метод анализа приводит к чрезмерно упрощенным и сектантским выводам» (8).

Любопытно, что, в то время как Банда весьма красноречиво говорит об ошибках, совершенных Хили в отношении Мессали Хай [см. прим. 2 к главе 19] в середине 50-х годов (до такой степени, что начинает лгать о своей собственной роли, которую он сыграл в то время), он ничего не говорит о споре по алжирскому вопросу, возникшем в 1962-63 годах. Он не говорит, была ли права СРЛ, заняв оппозицию Эвьенскому соглашению, или нет, поддерживает ли он до сих пор критику СРЛ линии паблоистов относительно Бен Беллы. В своих нападках на критику СРЛ Эвьенского соглашения паблоисты ставили под вопрос право пролетариата занимать независимую и враждебную позицию по отношению к политике национальной буржуазии.

Защищая Эвьенское соглашение как необходимый компромисс, Хансен ушел от одного решающего вопроса. Эвьенское соглашение представляло собой урегулирование между политическими представителями французского империализма и алжирской буржуазии. Оно не могло получить поддержки рабочего класса, так же как соглашение 1947 года, в результате которого Цейлон достиг «независимости» от Великобритании. В тот период цейлонские троцкисты голосовали против соглашения о независимости, отказавшись принимать ответственность за него или каким-то образом поддержать это соглашение, которое устанавливало на Цейлоне капиталистическое государство при гегемонии национальной буржуазии. Но подобные уроки были проигнорированы СРП. В своих софизмах по поводу неизбежности компромиссов в политике Хансен низвел фундаментальные принципы до уровня тактических потребностей.

Паблоисты отвергали стремление МКЧИ во всех случаях выяснять классовую природу руководства антиимпериалистической борьбой под предлогом того, что это является проявлением «субъективизма». В то же самое время их теория была всецело сконцентрирована на решающей роли индивидуальных действий националистических лидеров. Это наиболее ясно проявилось в их теории о роли политических элит в осуществлении социализма. Приобретая контроль над государственным аппаратом, говорили паблоисты, новый правящий слой освобождается от влияния национальной буржуазии:

«Этот слой развивает и приобретает значимость именно благодаря управлению своим государством, а не благодаря существенным нуждами производства или своей роли в производстве. При политических условиях, преобладавших в прошлом вплоть до последней войны, такой слой мог развиваться только в качестве компрадорской буржуазии на службе империализма.

Но в специфических современных условиях, когда он неизбежно подвержен влиянию могучего движения масс и растущей власти рабочих государств и знает, что может получить выгоду от антагонизма Восток-Запад, этот слой берет на себя бонапартистскую роль, которую он сообщает всему государству, экономическая и социальная структура которого еще не ориентированы определенным образом на неизбежное классически-капиталистическое развитие» (9).

Перспектива, которая явилась следствием этого анализа, ставила возможность социалистической трансформации в зависимость от субъективных решений правящей элиты, которая предположительно стояла над главными классами в обществе и действовала независимо от них. Пабло применил эту теорию на практике, фактически став чиновником режима Бен Беллы.

Концепция, согласно которой социализм не обязательно является результатом сознательной борьбы рабочего класса, совершенно определенно занимала центральное место в том чисто экономическом определении, которое Хансен дал рабочему государству. В июне 1962 года он заявил следующее:

«Позвольте мне вновь выделить основные понятия: рабочее государство в основном определяется экспроприацией имущества капиталистического класса в ключевых секторах промышленности, транспорта и финансов; учреждением правительственной монополии внешней торговли, а также введением плановой экономики. Отклонение от нормы здорового рабочего государства относится, главным образом, к политической сфере, т.е. к относительным масштабам пролетарской демократии» (10).

У Хансена в определение рабочего государства не входят исторические и политические основы: все, что относится к развитию пролетариата как социальной силы, исполненной сознания своей революционной миссии, захвату власти и созданию тех особых форм, посредством которых реализуется диктатура класса. Более того, из положения о том, что социализм может быть насажден «сверху» в отсталых странах и не зависит от пролетарской революции, СРП неизбежно делала вывод, что борьба за создание революционной партии пролетариата является несущественной. Хансен писал: «Опыт показывает, что силы, социалистически направленные, но не большевистские, могут прийти к власти и принять ряд мер, которые при некоторых обстоятельствах заходят так далеко, что переступают пределы частного капитализма, обеспечивая основу для рабочего государства» (11).

Такая ликвидаторская позиция проявилась в программной резолюции, принятой на Конгрессе Воссоединения американской СРП и паблоистов в июне 1963 года: «Слабость врага в отсталых странах открыла возможность прихода к власти даже при помощи тупого оружия» (12). Эти слова в полной мере раскрывают значение раскола 1963 года. Позиция паблоистов не могла означать ничего иного, кроме того, что ни существование Четвертого Интернационала, ни завоевание государственной власти рабочим классом не являются необходимым условием для реализации социализма.

Позиция, согласно которой марксистские партии не обязательны в отсталых странах, неминуемо приводит к выводу о том, что они не обязательны и во всем остальном мире. Если необходимость или необязательность марксистской партии необходимо жестко увязывать с вопросом о слабости национального правящего класса в данной части мира, тогда отсюда следует, что установление «социалистических» режимов в целом ряде отсталых стран неизбежно вызвало бы опустошительный кризис в Соединенных Штатах, Европе и Японии, что также и в этих странах социализм мог бы быть установлен аналогичными «тупыми», т.е. немарксистскими инструментами. Более того, поскольку создание марксистских партий представляет собой не что иное, как сознательное выражение революционной роли рабочего класса как единственного носителя новых общественных отношений, отрицание необходимости такой партии подразумевает, что социализм не обязательно реализуется путем пролетарской классовой борьбы.

Отрицание революционной роли пролетариата было главным аспектом перспективы паблоистов. Они особенно настаивали на том, что передовые капиталистические страны больше не являются фокусом работы их международного движения. Вместо этого они заявили на своем Шестом конгрессе, что «Четвертому Интернационалу необходимо реорганизовать свою деятельность на главном направлении мировой революции, то есть в отношении к колониальной революции, и направить в эту область на длительный период времени существенную часть своих усилий» (13).

Паблоисты умышленно сбрасывали со счетов любую попытку организовать пролетариат в отсталых странах независимо от буржуазии:

«Революционные марксистские элементы, которые работают в этих зависимых странах, не всегда имеют возможность противостоять извне и совершенно независимым образом существующим национальным движениям с буржуазным руководством или идеологией, так как в этом случае они рискуют быть оторванными от широких масс и остаться на практике неэффективными. Выступая везде с открытыми революционно-марксистскими публикациями, разъясняющими основные проблемы и прослеживающими четкую перспективу, они обязаны проводить существенную часть своей деятельности внутри существующих национальных движений массового революционного характера и защищать в них крыло пролетарской и социалистической ориентации» (14).

Отрицание роли пролетариата не могло быть выражено более ясным образом. Паблоистская формула состояла в следующем: концентрируя «существенную часть своих усилий» в колониальных странах, они будут проводить «существенную часть своей деятельности» внутри национальных движений.

Британская и французская секции Международного Комитета отказались послать делегации на паблоистский Конгресс Воссоединения, на котором был учрежден Объединенный Секретариат. Вместо этого МКЧИ собрался в сентябре 1963 года для подведения политических итогов борьбы против паблоизма. Основной доклад был представлен Клиффом Слотером:

«Борьба против ревизионизма в троцкистском движении, особенно в Социалистической Рабочей партии, вскрыла основное различие в методе. Лидеры Социалистической Рабочей партии отказались от марксизма в пользу эмпиризма, они отказались от этого метода, который исходит из точки зрения изменения мира, выступая как против его интерпретации, так и против размышления над ним. Основная часть работы в борьбе против ревизионизма этого рода остается еще не выполненной и должна быть проведена нами. Недостаточно уметь продемонстрировать падение ревизионистов до уровня эмпиризма, нашей проблемой является развертывание борьбы против ревизионизма в секциях Четвертого Интернационала, способных повести за собой авангард рабочего класса. Смотреть на мир с точки зрения его изменения — это означает сегодня необходимость приступить к созданию дисциплинированных революционных партий, способных включиться в борьбу рабочего класса, способных построить на основе своего участия в борьбе рабочего класса Четвертый Интернационал. Эти партии — пролетарские партии, работа и методы которых соответствуют общим интересам рабочего класса. В передовых странах такие партии еще только создаются в результате жесткой оппозиции мелкобуржуазным кругам, которые доминировали в "официальной" левой политике в период сравнительного процветания после 1945 года. Внутри нашего движения это означает постоянную борьбу за создание кадров, сознательно противостоящих образу жизни центристских пропагандистских кругов, которые создают левое прикрытие для бюрократии. Этот подход прямо противоположен паблоистской теории и практике поддержки бюрократии, которая принимает форму поддержки предположительно "левых" направлений в сталинистской бюрократии, исходя из уверенности в том, что они будут вынуждены взять власть в капиталистических странах или провести политическую революцию в рабочих государствах. Такая тактика ведет к «глубокому вхождению» в социал-демократическое движение, оправдываемому надеждой на возникновение массовых "левоцентристских" партий.

В отсталых странах борьба за разрешение кризиса руководства означает борьбу за создание пролетарских партий, целью которых является диктатура пролетариата. Особенно необходимо подчеркнуть пролетарский характер руководства в странах со значительным слоем мелкой буржуазии и крестьянства. В этом вопросе ревизионисты следуют по пути, противоположному пути Ленина и Троцкого, оправдывая свою капитуляцию перед мелкобуржуазными, националистическими лидерами разговорами о новом типе крестьянства. В последние годы паблоисты заявляли, что характер новых государств в Африке будет определен социальным характером и решениями элиты, которая стоит у государственной власти, а не классовой борьбой, как мы понимали ее до сих пор. Совсем недавно Пабло и другие открыли "революционную роль крестьянства". Это не только маскировка капитуляции перед мелкобуржуазным руководством ФНО в Алжире и Кастро на Кубе. "Теория", согласно которой "эпицентр мировой революции" переместился в колониальные и полуколониальные страны, несмотря на всю свою кажущуюся революционность, используется для оправдания капитуляции» (15).

Слотер особенно едко осуждал паблоистскую концепцию «Интернационала», лидеры которого видели свою главную роль в том, чтобы быть полуофициальными советчиками тех, кто стоял во главе буржуазных национальных движений. Слотер едва ли мог подозревать тогда, что менее чем через десятилетие Хили, Банда и он сам станут играть именно такую роль в отношении националистических движений на Ближнем Востоке. В отрывке, который в 1963 году выглядел как уничтожающий приговор паблоизму, но который сегодня звучит как пророческий анализ упадка Рабочей Революционной партии, Слотер объяснял:

«Такая ориентация создает особый тип национальной секции или особый тип руководства в паблоистском Интернационале. Вокруг изданий этой группы собирается ряд мелкобуржуазных интеллигентов, которые очень легко усваивают "принципиальные", но при этом довольно абстрактные представления о марксизме, оторванные от борьбы за создание руководства для того, чтобы оказывать сопротивление врагам марксизма и рабочего класса. Такие группы стремятся постоянно к "союзам" со всякого рода центристскими направлениями, культивируя самые наивные иллюзии в отношении "левых" течений среди "союзников" из парламентских и профсоюзных кругов, как это, например, происходит в Британии и Бельгии. Действительная задача марксистов, состоящая в том, чтобы "все более и более углубляться в рабочий класс" для создания силы, которая сметет бюрократию, — анафема для таких кругов. Для такого политического образа жизни заявление, говорящее о том, что наиболее важно поощрять "левоцентристов" — дар с небес. Лидеры такого Интернационала все более и более представляют собой "влиятельных" людей, людей с "репутациями" в мелкобуржуазных кругах, а не рабочих лидеров, знакомых с реальными и повседневными проблемами рабочего класса и революционной партии» (16).

Когда Слотер заканчивал доклад, он осудил абзац в резолюции об объединении, в котором говорилось о «построении революционных партий в процессе самой революции», заявив что

«это самая крайняя из лицемерных формул, которыми изобилует резолюция. Именно в момент революционных ситуаций в Алжире и на Кубе создание независимой партии было самым вопиющим образом отвергнуто на основании того, что мелкобуржуазные лидеры якобы сами по себе сделаются революционными марксистами. Даже если бы такая формулировка была сделана в качестве серьезного вклада в теорию, ее следовало бы немедленно отвергнуть как ложную. Задача революционеров — не размышлять о том, есть ли "время" для создания партии, но работать на всех этапах развития классовой борьбы, направляемой долгосрочными революционными интересами рабочего класса, закалять революционную партию в борьбе против любого оружия капиталистического класса и его государства, развивать большевистские кадры, стальными связями объединяя их с каждым слоем пролетариата. Эта постоянная борьба, в периоды черной реакции, а также во времена революционных восстаний, является единственной гарантией готовности к борьбе за власть. Даже такой партии, когда произойдет революция, будет необходимо преодолеть внутренний конфликт, колебания, не исключая дезертирства, с чем столкнулся Ленин в партии большевиков образца 1917 года. Такая перспектива абсолютно чужда поверхностной точке зрения о "построении партий в процессе самой революции"» (17).

Эти слова сегодня верны так же, как и в 1963 году. Слотер с тех пор отрекся от них, зайдя так далеко, что проголосовал против резолюции, представленной Международным Комитетом в декабре 1985 года, в которой подтверждалась позиция, занятая британскими троцкистами в борьбе против воссоединения СРП и паблоистов. Тот факт, что Слотер опровергает свои собственные слова, не наносит ущерба прошлой борьбе и его собственной роли в ней. Он не просто изменил свое мнение, напротив, он изменил классовую позицию. То, что он тогда сделал, остается частью наследия троцкистского движения, и мы процитируем против Слотера его собственные слова, которыми он завершил свой доклад в 1963 году: «Наша борьба против ревизионизма в Четвертом Интернационале — жизненно необходимая часть нашей политической революционной работы в рабочем классе. Это революционная практика, которая непременно позволит Четвертому Интернационалу обеспечить руководство всеми теми коммунистами, которые приходят занять свое место в грядущей окончательной битве рабочего класса за свержение власти мирового капитала» (18).

Борьба британской Социалистической Рабочей Лиги против воссоединения обогатила понимание троцкистским движением природы паблоистского ревизионизма. Справедливость заявления Слотера о том, что борьба против ревизионизма была сердцем построения Четвертого Интернационала, была продемонстрирована в самом процессе защиты Международного Комитета со стороны СРЛ. Документы СРЛ представляли собой возрождение исторической перспективы, на которой был основан Четвертый Интернационал. Паблоисты были шокированы заявлением СРЛ о том, что задача организации мировой социалистической революции, возрождения в рабочем движении той когда-то мощной социалистической культуры, которая была разрушена предательствами социал-демократии и сталинизма, падает на троцкистское движение, и что кастро, бен беллы и насеры, далеко не представляя путь к власти [пролетариату], являются препятствиями на этом пути, а их авторитет в массовом движении в своих странах отражает нерешенные проблемы пролетарского руководства.

«Модному оппортунизму» паблоистов (Хансен фактически сказал СРЛ, что ее критическая линия в отношении Кастро означала политическое самоубийство в Латинской Америке) британские троцкисты противопоставили курс на создание революционных партий, основанных на борьбе международного пролетариата. СРЛ выдвинула четкую ориентацию на рабочий класс, на оппозицию бюрократиям и мелкобуржуазным руководствам, которые преобладали в массовом движении в каждой данной стране. СРЛ говорила троцкистам во всем мире, что Четвертый Интернационал должен создавать революционные партии пролетариата в беспощадной борьбе против всех других тенденций, какими бы большими, мощными или популярными они ни выглядели.

Последующее перерождение Хили, Банды и Слотера никоим образом не умаляет исторического значения борьбы СРЛ против воссоединения. Позиция, занятая СРЛ в 1961-63 годы по защите Международного Комитета от предательства Социалистической Рабочей партии, обеспечила революционную преемственность троцкизма и предотвратила ликвидацию Четвертого Интернационала. Она развила программное наследие Четвертого Интернационала и восстановила основание для организации троцкистского движения как мировой партии социалистической революции.

Примечания:

1. Slaughter, ed., Trotskyism Versus Revisionism: A Documentary History (London: New Park Publications, 1974), vol. 3, The Socialist Workers Party's Road Back to Pabloism, pp. 48-49.
2. Ibid., p. 54.
3. Ibid., p. 63.
4. Ibid., pp. 64-66.
5. Ibid., pp. 66-67.
6. Ibid., pp. 161-62.
7. Ibid., p. 167.
8. Ibid., pp. 217-18.
9. Sixth World Congress of the Fourth International, "The Colonial Revolution: Its Balance-Sheet, Its Problems, and Its Prospects", Fourth International, no. 12, Winter 1960-61, p. 42.
10. Slaughter, ed., Trotskyism Versus Revisionism, vol. 3, p. 272.
11. Slaughter, ed., Trotskyism Versus Revisionism: A Documentary History (London: New Park Publications, 1974), vol. 4 , The International Committee Against Liquidationism, p. 58.
12. Ibid., p. 199.
13. Fourth International, Winter 1960-61, p. 47.
14. Ibid., p. 37.
15. Slaughter, ed., Trotskyism Versus Revisionism, vol. 4, pp. 187-88.
16. Ibid., p. 218.
17. Ibid., pp. 220-21.
18. Ibid., p. 221.

Смотри также:
Дэвид Норт. Наследие которое мы защищаем. Введение в историю Четвертого Интернационала
[an error occurred while processing this directive]